bratya_zabaday (bratya_zabaday) wrote,
bratya_zabaday
bratya_zabaday

Category:

Американские очерки. Том 2: Аляска. Ч. 1. Эклутна: кости Русской Америки

    О том, как на миг ощутили мы себя героями чудной сказки, будет наша повесть. О том, как чужеземного воздуха хлебнули, не напоённого миазмами Лихолесья, будет наша повесть. О том, как мы почувствовали себя теми, кем Чип и Дейл нас учили быть с начала 1990-х и кем мы не стали, будет наша повесть. О том, как прикоснулись мы к очагу по-настоящему живой жизни, хотя и изуродованной религией и государством, но всё же сохранившей больше здравости и приличности, будет повесть наша. И о том, светлеется ли там град на холме или всё это происки пиарщиков, киношников и прочей нечисти.


Повесть наша о том, как Братья Забадай были на Аляске, изучали русских староверов, а попутно и просто русских, и простых американцев, и американцев непростых. Нужен был год, чтобы мысли и чувство отстоялись после культурного шока, испытанного не отъездом, а возвращением из места, которого нет. И вот, стало казаться, что ничего этого не было, и только страх забвения да напоминания завистников-злопыхателей о Госдепе, по их мнению, проплатившего все наши исследования, удерживает в памяти то приключение-путешествие. Да ещё и обещания, данные множеству моих студентов и приятелей. Пора, пора написать.
О том, как продвигаясь к цели нашего путешествия, посетили мы Харбин и окунулись в самый что ни на есть Лос-Анджелес, уже написано здесь и здесь. А здесь - небольшой релиз на основе лекции нудного профессора Товбина об экспедиции.
В этом очерке мы расскажем об Аляске, о старообрядцах, о русских и американских американцах. Ни за что не будем претендовать на «рассказ об Америке», ибо Америка очень разная, в её частях больше различия, чем между Подмосковьем, Чечнёй, Калмыкией и Сахалином. Объект – Аляска и её обитатели. Предмет – способы жизни в «царстве мирового зла».
А конкретной целью нашей было изучение адаптационных механизмом у русских старообрядцев на Аляске, об их местонахождении между традиционализмом и модернизмом. А попутно – что такое «американистость» и какова её мощь в воздействии на индивидов и сообщества.
После Китая и Лос-Анджелеса на Аляску мы прибыли совершенно дезориентированные, уставшие и мечтающие только об одном – о настоящем ду́ше. Огромное значение в этой поездке сыграл наш хороший знакомец АР, случайно встреченного в Южно-Сахалинске, когда поднимались на великах по лесной дороге на Чеховский перевал. Конечно, это было неслучайно – сейчас понимаем и открыто признаём, что именно американский Госдеп к нам прямо в лес подсунул мужика, который 12 лет прожил в США из них 8 – на Аляске. Чтобы он нас совратил в «шестую колонну» и превратил в послушных маленьких бжезинских. А может, это была битва уицраоров: нашего и заморского?.. Так или иначе, АР очень помог нам со связями, жильём и все, чем можно. Вечная ему слава и дружеская благодарность за это! И уж звиняй, дружище, что имени твоего не раскрываем: тебе ещё контракт тут доработать надобно.
Почему мы добирались через Тихий океан, через Китай? Потому что мы в Мордоре под столь плотным колпаком, что буквально до последних де было неясно, выпустят нас наружу или нет. И чтобы не сесть в ералашевскую позу где-нибудь в Шереметьево, мы решили вылететь с родного Сахалина прямиком до Харбина. Тем мы обрекли себя на вдохновляющие и приснопамятные трудности, описание которых, надеемся, порадует и поучит тебя, благоразумный читатель.
Как отмечал патриот Семичаевский, отличие аляскинцев от других американцем мы узрели уже в пересадочном аэропорту Сиэтла, при посадке на самолёт до Анкориджа. Это была гуща из умных лиц, проницательных глаз, бород и глубоких морщин (выдающих многие перенесённые страсти и тяготы) и пристального ироничного внимания к нашим персонам. Из-за погодных условий нас сперва высадили из самолёта и стали потчевать разнообразными шоколадками. По советской привычке, мы захопили почти всё, что раздавалось бесплатно – не обеднеют американцы, они ведь всем миром правят.
Как в тумане, пролетели часы полёта из штата Орегон до штата Аляска. А когда мы, вконец очумелые, выползли в аэропорт, нас встретил Лось. И символически потом сопровождал всю нашу экспедицию; ощущение защищённости и спокойствия было неотступным весь последующий месяц.


Сразу после лося нас встретили Ларри и Таня – друзья нашего знакомого АР, неслучайно встреченного нами во время велокатания по окраинам Южно-Сахалинска. Фамилии наших друзей называть также не будем – пускай нынешние разнеженные чекисты отрабатывают свои зарплаты. Нас поместили в хостел, где ещё обитал странный латинос, готовивший ежедневно огромные порции вкусной еды и угощавший нас ей. Когда мы отмылись и отоспались, началось наше знакомство с аляско-американской действительность. И началось оно символично и магистрально – Ларри отвёз нас в недалеко от Анкориджа находящуюся русскую деревню Эклутна, точнее в то, что от неё осталось, - кладбище и церкви. Такое знакомство с останками Русской Америки нас сразу впечатлило и определённым образом настроило. По каким-то недоразумениям старообрядцы на Аляске приравнены к коренному населению, даже получают определённые льготы от этого положения (например, повышенные квоты на вылов рыбы). Кто-то мне даже утверждал, что на кладбище в Эклутне похоронены те сами первые староверы-первопоселенцы. Звучит красиво, но неправда. На этом погосте почти исключительно захоронены православные индейцы – духовные потомки миссии Иннокентия Иркутского и Германа Аляскинского. Подтверждение тому – настоящие домовины в виде надгробий. В древнерусской лексиконе домовиной именовался гроб; здесь же оба смысла – изначальный и современный – срослись.

Дорога из Анкориджа в Эклутну (около 20 км.):


Эта дорога потрясла нас; американским дорогам будут посвящены отдельные строки иных очерков. Это особая вселенная, сравнивать её с нашими асфальтовыми дорожками - то же самое, что сравнивать полотна Рембрандта с акварельными красками для рисования, продающимися в ларьке. Американские дороги - это царство особого сосредоточенного покоя. Здесб царит атмосфера безопасности и взаимной услужливости - в отличие от наших. Здесб люди отдыхают за рулём, а не зарабатывают язву.

Вот и церковь XIX века в посёлке Эклутна, бывшем центре православных аборигенов:



Прямо как у нас:


Церковь XVIII или начала XIX века - дровяной свидетель русской колонизации этих мест:

Икона первого аляскинского епископа Иоасафа Болотова, сгинувшего в 1799 году в пучине Охотского моря в неосуществлённом желании добраться до своей раскосой паствы:


По кладке брусьев - настоящая русская изба:



Это вам не Россия. У американцев любое религиозное место должно располагась к высокоэстетичной релаксации:


Гробы-домовины сочетают в себе множество православных, традиционных тунгусских и американских черт:





Настоящее произведение искусства, со внутренним интерьером:



Могила горняка:


Главный объект нашей фотовыставки:


Это даже не двоеверие, это просто выплеск традиционности в самых свободных формах...

Некоторые современные эмигранты из России тоже хотели себя здесь похоронить. Получилось, приобщились:



Читатель, догадайся, почему деревянная церковь имеет два креста:


Догадаешься - с нас приз.

Трудно представить, что эти купола и берёзки - не на родине, а в далёкой заморской стране:



Так что знакомство с Аляской началось с православного индейства – это символично. Вопр
ос о христианстве как культуртрегерстве, как миссионерском десанте я уже не раз поднимал. Аляска была русской с 1799 по 1867 гг. Никакого старообрядческого фактора в этом не было, хотя некоторые недобросовестные публицисты пытаются приписать староверам заслуги в колонизации Америки. Нет, это была типичная ресурсная внутренняя колония – как Сахалин сейчас. Только обогащались не нефтью, а пушниной. Разумеется, для духовного порабощения окормления аборигенов,
русская церковь протянула сюда свои миссионерские щупальца длани, окрестив почти половину местных народов. Первым епископом Русской Америки в 1840 г. стал Иннокентий Вениаминов (впоследствии – митрополит Московский), а зарядил духовностью, приобщая заморские территории к нашим родным уицраорам, святой Герман Аляскинский (небесный покровитель Америки, хотя она об этом не знает), это всё было на стыке XVIII и XIX вв, а после продажи Аляски в 1867 году все русские возвратились в родные пенаты.
Но в ХХ веке в связи с массовой иммиграцией в США из России, Украины и Восточной Евро
пы, в Америке появилось огромное количество белых православных с высокими культурными потребностями и социально-политическими аппетитами, которым требовалось подыскать себе духовных предков в Америке, что и было связано с религиозной историей Русской Америки. В эмигрантской диаспоре появился даже свой святой – «босой епископ» Иоанн Сан-Францисский (Максимо́вич).
Но православие по-прежнему оставалось делом эмигрантов из быв. Российской Империи.
Настоящий прорыв осуществил в бурные 1960-е
хиппанский искатель духовности, перепробовавший разнообразны
й восточный эзотеризм и в итоге окончательно и бесповоротно остановившийся на православии, – Серафим Роуз (1934-1982). Вот с его примера и многочисленных и весьма талан
тливых писаний и началось «православие для американцев». А сегодня в С
ША больше миллиона православных («древлеправославные» староверы не в счёт, т.к. принципиально отказываются считать себя в чём-то едиными с современной православной церковсью – «погаными никонианами»).


Сегодня в США небывалый рост православия. По неподтвержденным данным, в разные православные юрисдикции ежегодно переходят тысячи этнических американцев – генетических протестантов и католиков. Некоторые факты говорят сами за себя: православие просачивается в СМИ, культуру, медиасферу. Православными являются такие звездецы, как Том Хэнкс, Кристиан Бейл, Дженнифер Эннистон, Мила Йовович, Зак Галифианакис; православная тематика и символика мелькают и в «Симпсонах» и фильмах – например, братьев Коэнов. И – самое главное – глава Республиканской партии США (от которой нынче выдвигается Трамп) также православный.



Эннистон - самая православная из всех. На фото она галстуком прикрывает крест, который отказалась снять при ню-сессии:


Изменит ли православие облик Америки? И если да, то кто за этим стоит? Византии больше нет, не Россия же: в роли разработчиков идеологической войн трудно представить и осатанелых отечественных олигархов, и одноизвилинных военных, и примитивно-елейных выпускников российский семинарий. Тем паче в Америке популяризуется православие греческого эмигрантского формата. Но всё равно трудно представить Америку без оголтелого потребленчества, кредитов и улыбок. А ведь именно к этому приводит религия – к смене цивилизационного лица.

Ведь именно это посмотреть мы и прибыли сюда: как русские православные старообрядцы, ультраконерваторы и традиционалисты выживают в тотально обмирщённом мире глобализации и ультрамодернизма, глобализации и постиндустриализма. Смогли ли они сохранить своеобразие и выработать механизмы адаптации к среде, враждебной старообрядчеству и духовно, и культурно, и цивилизационно? И можем ли мы в своём Мордоре использовать какие-либо из их механик? Ведь старообрядчество – это не оригинальничающий Том Хэнкс, это настоящая традиционная среда. И на Аляске эта среда представлена не отдельными выскочками или экспатами, а целыми сообществами – как говорят, преуспевающими и жизнерадостными. До нас тут были только историки, они старательно переписали, кто из староверов чей потомок и в какой именно китайской деревне родился прадедушка. Ещё были этнографы, они старательно переписали, какие именно старожаргонные словечки используют американские староверы и в какую сторону повёрнуты загогулинки на орнаментах их праздничных сарафанов. Ещё была тьма-тьмущая журналистов, которые оставили прорву восторженных ахов и вздохов на тему вопиющей экзотики. А полномасштабных экспедиций, ставящих целью культурологический и социальный анализ, не было. Вот мы и решили этим заняться – кто, кроме нас, воинствующих культурологов и анархо-традиционалистов? Получилось ли у нас и что мы вообще видели в старообрядческой диаспоре Аляски и вообще какова Аляска и аляскинцы – смотрите следующие выпуски новостей у Братьев Забадай.

А чтобы и самим было приятно, и хоть чуточку уважения проявить к читателю, завершим мы на показе одного из аляскинских природных чудес в парке Чугач. Это путь к нему:

Типичный придородный отельчик - естественно, с вай-фаем, парковкой и всеми мыслимыми услугами:

В этом чуде зеркально отражаются не только отдалённые горы, но и вся глубинная фабула «американской мечты» из диснеевских «Утиных историй». И не только само чудо, но и аккуратнейшая дорога к нему, и чистенькие отельчики на каждом километре, и полное отсутствие мусора в окружающем дорогу реально диком лесу. Кстати, именно на этой дороге в 1970-е орудовал серийный убивец, укокошивший 17 женщин – на эту тему недавно вышел фильм «Мёрзлая земля» с Кьюсаком. И это упоминание – не неуместная чернуха, но ещё одно отражение внешне диалектической американской действительности. Из-за чего стоит жить? Из-за этого:

Озеро Эклутна:



Начали за здравие… Завтра отправимся к русским православным старообрядцам. Выясним, насколько они русские, насколько православные, насколько ещё старообрядцы.

Tags: Аляска, Америка, Братья Забадай, Бродяги Дхармы, Запада нет, Мордор, Русская Америка, США, Эклутна, американцы, анархо-традиционализм, дорожная философия, кросс-культурные исследования, миссионерский десант, православие, православие в Америке, православные храмы, практическая культурология, профессор Фарнсворт, путевые заметки, путешествия, сахалинские культурологи, уицраоры
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Гоа. Вдохновляющие картинки

    Шанти-шанти? В ответ на репортажи об индийском засранстве нас попросили поделиться радостями этих мест. Исполняем. Мы стараемся быть объективными,…

  • Мунсун - сезон дождей. Свадьба Воды и Земли

    Я узнал, что такое ДОЖДЬ, только здесь. Как ни банально это выглядит. Как ни удивительно – из-под пера сахалинца. Мунсун – сезон дождей, когда за…

  • Махараштра. Почти really India

    Галопом по Азиопам! Напоследок – сразу несколько фоторепортажей о том, что мне запомнилось в этом трипе. Первое – штат Махараштра (столица –…

  • Нефть на пляже как повод к расистским размышлениям

    Море испортилось. Вода стала бурой, пляж источает зловоние, мёртвая рыба вперемешку с мусором украшает береговую линию.…

  • Гоанская цивилизадница

    Я решил эмпирическим способом проверить, наличествуют ли ещё у меня порох в пороховницах и ягоды в ягодицах — черкануть пост в олдовом стиле. В…

  • Свет с края света

    Снова в Гоа. Раньше мы много и сурово БЗдели об этом месте. Теперь я другой. Меня смешат потуги обобщений, поелику я познал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments