?

Log in

No account? Create an account

October 4th, 2016

    О том, как на миг ощутили мы себя героями чудной сказки, будет наша повесть. О том, как чужеземного воздуха хлебнули, не напоённого миазмами Лихолесья, будет наша повесть. О том, как мы почувствовали себя теми, кем Чип и Дейл нас учили быть с начала 1990-х и кем мы не стали, будет наша повесть. О том, как прикоснулись мы к очагу по-настоящему живой жизни, хотя и изуродованной религией и государством, но всё же сохранившей больше здравости и приличности, будет повесть наша. И о том, светлеется ли там град на холме или всё это происки пиарщиков, киношников и прочей нечисти.


Повесть наша о том, как Братья Забадай были на Аляске, изучали русских староверов, а попутно и просто русских, и простых американцев, и американцев непростых. Нужен был год, чтобы мысли и чувство отстоялись после культурного шока, испытанного не отъездом, а возвращением из места, которого нет. И вот, стало казаться, что ничего этого не было, и только страх забвения да напоминания завистников-злопыхателей о Госдепе, по их мнению, проплатившего все наши исследования, удерживает в памяти то приключение-путешествие. Да ещё и обещания, данные множеству моих студентов и приятелей. Пора, пора написать.
О том, как продвигаясь к цели нашего путешествия, посетили мы Харбин и окунулись в самый что ни на есть Лос-Анджелес, уже написано здесь и здесь. А здесь - небольшой релиз на основе лекции нудного профессора Товбина об экспедиции.
В этом очерке мы расскажем об Аляске, о старообрядцах, о русских и американских американцах. Ни за что не будем претендовать на «рассказ об Америке», ибо Америка очень разная, в её частях больше различия, чем между Подмосковьем, Чечнёй, Калмыкией и Сахалином. Объект – Аляска и её обитатели. Предмет – способы жизни в «царстве мирового зла».
А конкретной целью нашей было изучение адаптационных механизмом у русских старообрядцев на Аляске, об их местонахождении между традиционализмом и модернизмом. А попутно – что такое «американистость» и какова её мощь в воздействии на индивидов и сообщества.
После Китая и Лос-Анджелеса на Аляску мы прибыли совершенно дезориентированные, уставшие и мечтающие только об одном – о настоящем ду́ше. Огромное значение в этой поездке сыграл наш хороший знакомец АР, случайно встреченного в Южно-Сахалинске, когда поднимались на великах по лесной дороге на Чеховский перевал. Конечно, это было неслучайно – сейчас понимаем и открыто признаём, что именно американский Госдеп к нам прямо в лес подсунул мужика, который 12 лет прожил в США из них 8 – на Аляске. Чтобы он нас совратил в «шестую колонну» и превратил в послушных маленьких бжезинских. А может, это была битва уицраоров: нашего и заморского?.. Так или иначе, АР очень помог нам со связями, жильём и все, чем можно. Вечная ему слава и дружеская благодарность за это! И уж звиняй, дружище, что имени твоего не раскрываем: тебе ещё контракт тут доработать надобно.
Почему мы добирались через Тихий океан, через Китай? Потому что мы в Мордоре под столь плотным колпаком, что буквально до последних де было неясно, выпустят нас наружу или нет. И чтобы не сесть в ералашевскую позу где-нибудь в Шереметьево, мы решили вылететь с родного Сахалина прямиком до Харбина. Тем мы обрекли себя на вдохновляющие и приснопамятные трудности, описание которых, надеемся, порадует и поучит тебя, благоразумный читатель.
Как отмечал патриот Семичаевский, отличие аляскинцев от других американцем мы узрели уже в пересадочном аэропорту Сиэтла, при посадке на самолёт до Анкориджа. Это была гуща из умных лиц, проницательных глаз, бород и глубоких морщин (выдающих многие перенесённые страсти и тяготы) и пристального ироничного внимания к нашим персонам. Из-за погодных условий нас сперва высадили из самолёта и стали потчевать разнообразными шоколадками. По советской привычке, мы захопили почти всё, что раздавалось бесплатно – не обеднеют американцы, они ведь всем миром правят.
Как в тумане, пролетели часы полёта из штата Орегон до штата Аляска. А когда мы, вконец очум