?

Log in

No account? Create an account

October 12th, 2016


Опиум для кого-то
Америка жутко религиозна. На Аляске, учитывая ментальные особенности переселяющихся сюда граждан, имеющих хорошее образование и рассчитывающих только на себя и на здравый смысл, религиозный показатель немного ниже, нежели в «нижних сорока восьми». Но православие тунгусов (почти 40 %), русской, украинской, греческой и сирийской диаспор, плюс собственная католическая история, идущая с XIX века, делают внешне Аляску весьма испещрённой крестами. Правда, протестантских крестов меньше – больше католических и православных. Большинство протестантских молелен, к нашему удивлению, вообще не украшены крестами – видимо, какой-то толерастический загиб или опасение повредить коммерческой деятельности общины, отпугнув недолюбливающих крест евреев, мусульман и феминисток.

В данном случае крест сохранён - консервативная баптистская церковь:


Пятидесятники (причём украинско-советские):





Католический храм Святого Семейства:



К нашему удивлению, католики расположились прямо в центре Анкориджа. В этот храм приезжал Папа Римский Иоанн Павел II.



У католиков на Аляске - самая высокая храмопосещаемость:


Религия пропитывает всё в Америке - хотя бы на символическом уровне. Известная нам по фильмам Библия в прикроватной тумбочке обычного отеля:



Панно в фойе университета:



"Это породило То". Сиволичнейший кадр; епископальная церковь на фоне многоэтажки - знак связанности каливинистского протестантизма с порождёнными им капитализмом, постиндустриализмом и глобализацией:


Есть Америка как нация (общество) и Америка как государство. Любой американец это знает. Но государство и общество там конкурируют, сотрудничают, борются – это не геноцид госаппаратом нации, как у нас. И, естественно, как способ усиления госконтроля за обществом активно используется религия. Поэтому США – одна из восьми постиндустриальных стран мира – как ни странно, имеет крайне высокие показатели религиозности, доходящие порой до смешной архаики, особенно на нищем Юге. Аляска – не исключение, только религиозная картина чуть более мозаична.
Религия в США – результат сугубо личного выбора и носит исключительно индивидуально-релаксационный характер. Поэтому за выяснение правоты вероисповедания и обзывание еретиком можно схлопотать штраф или срок. Как следствие, все толерантны, открыты и улыбчивы – даже изначально не склонные к этому православные.

Протестантские молельни разбросаны по всем населённым пунктам. В религиозном плане даже пасторы зачастую столь индифферентны и толерантны, что не могут точно указать, к какой именно конфессии принадлежит их община: к пресвитерианам, епископалам, или методистам. А поскольку трое последних в Америке за последние годы весьма скурвились, легализовали женщин, гомосеков, женщин-гомосеков и их браки, а затем стали назначать на должности пасторов и епископов воинствующих феминисток-лесбиянок, то нормальная часть паствы стала оттекать в более традиционные конфессии – к южным баптистам или католикам. Католиков на Аляске сравнительно много, их рост сдерживается только постоянно и намеренно мусолящимися в прессе педофилическими скандалами. Американские власти католиков не любят, опасаясь их серьёзной политической силы и ментальной инаковости, и стараются выдавить за грань нормальности. Католики – не вполне американцы, они чуть больше нацелены на Царство Небесное, чем вполне земные протестанты. Но римо-католиков в Штатах почти треть населения, у них даже был свой президент (Кеннеди), а в связи с латинской иммиграцией их доля возрастает. Уже все официальные надписи – даже на Аляске! – выполнены на двух языках, английском и испанском. Так что католиков нужно дискредитировать любой ценой, иначе сгибнет демографическое ядро Америки – WASP (White Anglo-Saxon Protestant).
Некоторые православные американцы рассказывали нам, что намеревались сбежать от распущенности неопротестантов к католикам, но, испугавшись педофилических страстей-мордастей, выбрали для себя греко- или руссо-православие.
Что касается пятидесятников и прочих харизматов, то на Аляске они держатся почти сключительно за счёт украинской диаспоры. Затесавшиеся на Аляску негры, склонные впадать в экстаз при малейшей возможности, сегодня потихоньку мигрируют в рай для бездельников – Калифорнию, оставляя свои бывшие общины без госпела и вздрыгов.
Поэтому харизматы, как и протестанты, начали оскудевать; это вынуждает всех их заниматься какой-то иной деятельностью. И церкви превратились в концерт-холлы, конференц-залы, штаб-квартиры анонимных алкоголиков и благотворительные организации. За пожертвования благотворительным организациям в США власти уменьшают размер налогов с граждан, поэтому все «армии спасения» завалены горами новой одежды и обуви. Как следствие, в Америке не увидеть грязного или вонючего бомжа. Все чистенькие, помытые и хотя бы раз в день отобедавшие горячим. В этом плане США – рай для иждивентов; негры и эскимосы там занимают то место, какое в России занимает почти всё население. А наши потомственные олигархи и выскочки-чиновники – то место, где в Штатах обитают обычные белые труженики.
Сложно говорить об американской религиозности. С одной стороны, она гораздо круче, чем даже у нас, особенно в южных штатах, где до сих пор боятся Дарвина, как чёрта. С другой стороны, американская религиозность – весьма светская, посюсторонняя. Цель её – не Царство Небесно, особенно через беспросветные мучения и жертвы (как в традиционном православии), а помощь в построении здешней жизни. Надо американского налогоплательщика взбодрить, утешить, приласкать, укрепить его надежду на мирскую саморелизацию, дать ему управу на «нечестивцев» и родственников. Поэтому на первом месте не богословие, а благочестие, не миссионерство, а благотворительность, не фантазирование, а морализаторство. Потому-то униформа блядей, считающаяся нормой для российской девушки, в Америке освоена только негритянками, соответствующими профессии. Все белые девушки выглядят прилично (пока к 30 годам не превращаются в мужиков).

Конечно, религиозность американского общества (в виду выборов вынудившая даже агностика Обаму приписаться к какой-то церкви) не является главной причиной общественного благочестия, запрета абортов, низкого уровня насилия и пр. (Стоит заметить, что сегодня самое большое количество абортов – в насквозь католической Испании.) В Америке религия – это способ консервации и воспроизводства привычного уклада, конструктивного поведения и благожелательных нравов.
Американская религия не извращает личность в её развитии, уводя её от нормальной жизни в душные храмы и невротический фетишизм, к морально нечистоплотным попа́м и сумасшедшим старцам. Американство, выросшее из кальвинизма (нынешнее пресвитерианство) утверждает, что показатель Божьего благословения – именно земной успех (выражающийся в богатстве). Отсюда – и «American Dream», и самое ужасное ругательство «looser». Американский протестантизм породил и капитализм, и само американское общество. Поэтому переполненные парковки у протестантских молелен по воскресеньям – свидетельство не высокой духовности, а стремления среднестатистического американца приобщиться к истокам «нормалности», социализироваться, пропитаться духом молодой и бодрой цивилизации.
На Аляске проживают не вполне «нормальные» граждане, поэтому переполненных парковок мы там не видели.


Ученье – свет
Самое приятное наше впечатление – от аляскинской молодёжи, особенно учащейся. Конечно, как и на Сахалине, многие мечтают и пытаются свалить в мегаполисы. Но – в отличие от Сахалина – Аляска самодостаточный регион, дающий своим жителям почти все возможности для реализации и нормальной жизни. Только учись!


Сравни то, что увидишь, как с нашими помпезными федеральными университетами-деньгососами, так и с бесчисленными филиальчиками, расквартированными по бывшим детским садам:







Университетская парковка:



Мир природы и мир человека:



Аппарат для продажи канцтоваров:



В фойе университета вполне можно застать такое:



Библиотека переполнена не из-за бесплатного фай-фая - он и так тут повсеместен, из-за чего-то другого:



Учатся и в коридоре:





Учатся в столовке:


Студент в аляскинском вузе – это не инфантил, обречённый после получения нескольких высших образований продавать телефоны в «Связном», если над ним нет волосатой руки, мо́гущей сделать его помощником депутата. Студент на Аляске – это самостоятельный субъект, который уже отрабатывает стипендию, полученную от корпорации или родителей. Он со старших классов строит своё будущее, оно будет зависеть не от маминых или государевых подачек, а только собственной активности.

Кто хитрее всех на свете?



Экспедиционеры с местной профессурой после диспута о Постмодерне и американской культуре:



Самодовольный и просто довольный колониальный профессор Товбин:



Америка как супермакет
Американцы не вложились в мировую сокровищницу высокой культуры, как русские или итальянцы. Если исходить из фрейдистского предположения о культуре как сублимации – замене недоступного фантазируемым, – то американцы и не могут быть особо культурными. Потому что почти всё доступно – и вещи, и статусы – только трудись! Великая посюсторонняя цивилизация выразила себя выразила себя не в музыке или литературе, а в высокой культуре потребления. Причём настолько высокойи всеобъемлющей, что по всему миру американский стиль жизни является синонимом слов «нормальность», «естественность», «обеспеченность», «средний класс». Мы хорошо поняли и впитали это в конце 1980-х – начале 1990-х.

Легендарный "Костко" - царь всех супермаркетов и оптовок:


Американский супермаркет – это больше, чем магазин. Это экспозиция – притом, актуальная, в отличие от музейной мертвечины. Вся американская повседневная культура – т.н. americana – нигде более так ярко не представлена. Хотя, конечно, это более широкое понятие – это и парковки, и заправки, и бейсболки, и бумажные пакеты для продуктов, и комиксы, и гигантские общественные стиральные машины, и блестящие никелированные бамперы, и повсеместные важные полицейские, и бары с барменами-психоаналитиками. Такие детали американы, как Макдоналдс, уже давно растиражированы по миру, явившись настоящим инструментом господства.

Настоящее произведение искусства:







Истинный Вавилон - тут можно встретить любых людей, совершенно различающихся внутренне и внешне:









Колосс (Задорнову посвящается фото):


На Аляске меньше толстяков, чем в остальной Америке, но и те, кого мы видели, достойны тактичного внимания. Люди самых невероятных фигур и очертаний. Если перед тобой за столом сидит миловидная девица - не спеши с ней знакомиться, сперва пусть она выйдет из-за стола. Потому что вслед за приличным верхом снижу может выползти фантасмагоричный низ, высиженный в уютном автомобиле до фантастических размеров.


Говорят, что автомобили - главная причина американского ожирения, обратная сторона обеспеченности ии довольства. Вот на фото дивчина в пижаме и тапочках, решившая перед сном перекусить пончиками в кафе супермаркета:


В Америке нет "обычных" людей - все с каким-то выпендрёжем. Даже если чувак выглядит "обычно", эта "обычность" так бросаетя в глаза, что становится оригинальностью. Это нация вечных подростков, старающихся показать себя.



Крендель со внешностью супергероя работает кассиром:



Сахалинцы, ау!



Россияне, завидуйте:


Не Америка, а Россия на 2 месте в мире по количеству убийств на душу населения (США на 8 месте). Притом наибольшее количество огнестрельных убийств - в тех штатах, где приняты наиболее строгие законы против свободного приобретения оружия.
Билль о правах оговаривает возможность оружия как выражения основных прав гражданина. В том числе и для защиты от правительства - это официально.


Найти можно всё - даже меховые бикини:


Желающие открыть свой бар могут прикупить вывески в отделе вывесок:



Особенности американского питания порождают повышенный спрос на эту радость всякого язвенника:



Всё покупают оптом или просто очень оптимистичны?



Но можно встретить и обычный грузовик, в котором фермер продаёт картошку-моркошку, как у нас:


Когда я был молодым националистом, противником глобализации, я полагал, что её назначение – сделать всех американцами (чтобы сбывать одни и те же товары; чтобы одним масскультом контролировать поведение миллиардов овец). Потому осознал, что истинное назначение глобализации – не доделать других американцами. Когда какой-нибудь пакистанец как следует облучится голливудом, переоденется в кроссовки и станет жевать гамбургер, наслушивая в айфоне рэп восточного побережья, это его не сделает американцем. Но он перестанет быть пакистанцем. И зависнет в этом междустенье – ни то ни сё. Идеальная жертва! Идеальный потребитель.
С другой стороны, американская повседневная культура – это квинтэссенция т.н. «Запада» на вершине его развития. Грубо говоря, весь смысл Аристотеля, Вольтера и Адама Смита был в появлении супермаркета – места, где здешний, земной человек получает всё насущное для здешней, земной жизни, свободной от метафизических спекуляций. В этом смысле средний американец – нынешний аналог того, что Константин Леонтьев в XIX веке злобно именовал «средним европейцем как идеалом и орудием всемирного разрушения». Это свободный и открытый, доброжелательный и трудолюбивый парень, строящий свой дом, полагающийся только на себя и уважающий чужой труд. Это убийца религий, культур, искусств, потому как весь этот метафизический хлам представляет собой замену чего-то естественного, настоящего, простого.



Чистота - залог здоровья
Ещё сто лет назад Америку описывали как не менее грязную, чем Тартария (Россия),а Дикий Запад - та ещё клоака был. Сегодня американцы перещеголяли европейцев с охраной среды, утилизацией и т.п. Не считая негритянских кварталов Калифорнии, увиденная нами Америка поражает чистотой, благоустроенностью, свежестью воздуха и отношением самих американцев к среде своего обитания.


Все урны - только парами:



Для собачников - во избежание самого страшного преступления:



Антимедвежьи мусорки:



Внутренние эмигранты
В Америке есть большое число чистых бродяг - не пауперов или хобо, а обычных ребят, решивших посмотреть свою страну вне стеллажей супермаркета - не через зомбоэкран и не через ветровое стекло. В их числе есть и просто оригинальничающие туристы, и принципиальные дауншифтеры. Всё больше и больше молодых и умных ребят, ещё учась в своих колледжах и университетах, осмысливают свою жизнь как вереницу кредитов и потреблений и задаются вопросом: "А надо ли это мне?". И после окончания своего заведения они не спешат навьючит на себя ярмо семей и ипотек. Поодиночке или компаниями, вдохновляясь Толстым и Торо, Хомским и Зерзаном или вообще никем, подобно Джеку Керуаку и Александру Супербродяге, они странствуют, создают сквоты и сельские поселения. Это истинный анархизм свободных и умных граждан, заставляющий верить в возможности анархии в наши дни.






Конечно, полиция не дремлет. Человек, решившийся жить без банков и кредитов, - опаснее для Америки, чем весь исламский фундаментализм.

Американская полиция очень функциональная - это не наши переодетые в форму гопники, напихавшиеся в прокуренный "бобик". Копы - это солидные должностные лица, несущие ответственность за порядок на своей территории. Авторитет их столь высок, что небольшие посёлки могут охраняться лишь одним шерифом или парой-тройкой его подчинённых. Они знают, что делать почти в любой ситуации - потому их прозвали "фараонами":



Is Alaska not America? Повседневная культура и быт
Америка просто нашпигована оригинальностью во всех мелочах быта. Кроме того, американцы испытывают тягу к украшательству своей территории. Они стараются, чтобы их дома были непохожи на соседние - даже в случае баракоподобных жилищ с несколькими подъездами. Самодельный декор - повсюду:









В ожидании Хэллоуина:







Антиостывашки для кофе:



Удобство - не привилегия, а норма. Простой душевой наборчик в обычном отеле:


Как мы уже отмечали выше, американцы прагматичны и не отвергают что-то старое, если оно эффективно. В быту нет тяги к остервенелому новаторству, заставляющей наших домохозяек выкидывать работающую бытовую технику просто потому, что она надоела ("синдром сахалинских помоек"). Обычный телефон в гостинице:



Газеты до сих пор почтальон кидает на порог прямо с дороги. И - да - здесь ещё читают газеты:





Палисадник, украшенный черепом кита:



Кормушка для птиц, сделанная из башмака:



Парковка для великов, сделанная из великов:



Воплощение толерантности:


На мой вопрос, почему если нижняя поилка сделана для инвалидов-колясочников, нельзя было просто соорудить одну, но ниже на 20 сантиметров, никто мне не ответил...

Вот то, что мы слизали у "тупой" и "бездуховной" Америки:



Если такое уродство, как водопроводные вентили, никак не удаётся спрятать от глаз, то...



Велосипеды популярны на Аляске в любое время года и при любой погоде:



Мечтать не вредно...



А это - чтобы потешить старика Задорнова. Подробное объяснение, зачем и как часто нужно мыть руки:


Про домашнюю обстановку писать не будем - она слишком хорошо знакома по фильмам нам, тщащимся изображать из себя "нормальных людей" хотя бы на уровне внешнего быта. Так кто же живёт в этой самой Америке?


Американцы? Янки? Гринго? Пиндосы? Люди?
Вообще американцы - это демоны с копытами и хвостами:



А если серьёзно (что нам трудно удаётся), насчёт американцев мы мало, что можем сказать. Когда мы оговаривали такие встреченные нами черты поведения, как трудолюбивость, открытость, дружелюбие, товарищество, гостеприимство и прочие, коими наградили заморских жителей и Ильф с Петровым, нам на это аляскинцы возражали. Дескать, это черты именно аляскинцев, через многое прошедших и ко многому пришедших. Декать, сами "нижние" американцы совсем другие - особенно негры, о которых на Аляске упоминают с опаской. Но мы встретили то, о чём говорим тебе, драгоценный читатель!


Мы увидели сплошь разновозрастных подростков. Они искренни, но в то же время любят немного повыдригиваться. Они вежливы, хотя немного грубоваты в компаниях. Они рассчитывают только на себя, хотя больше всего на свете ценят взамопомощь и поддержку.









Особо большие проблемы в Америке с девушками:


Самый популярный ответовопрос великовозрастного американского холостяка, которого убеждают наконец-то жениться: "На кооом?.." Говоря образно, Россия - это страна, где не осталось мужиков. А Америка - страна, где не осталось женщин. Вместо них - доходящие до озверелости в качании своих прав мужеподобные существа, категорически отвергшие такие сферы деятельности, как готовка еды, наведение порядка, стирка, воспитание детей. Собственно, для этого им и надобятся мужики, когда они создают т.н. "семьи". Они не выглядят по-женски, не ходят-по женски, не "следят за собой". Говорят они громким баритоном, хохочут во всю глотку, могут даже хлопнуть тебя по плечу, предпочитают крепкие алкогольные напитки. Юбки надевают и бреют ноги - только перед стратегическим и заранее выигрышным свиданием. Если белокожая дама шествует по тротуару на каблуках - однозначно, это россиянка (эмигрантка или пока ещё студентка-невеста).
А больше всего - и это роднит их с нашими мужеженщинами - они любят деньги, карьеру и самореализацию. И не очень любят власть (потому как она предполагает ответственность). Американский "женский вопрос" наглядно показывает наше отличие от них и вообще различие индивидуализма и коллективизма. Индивидуализм ("они") - это самореализация собственными силами. Колективизм ("мы") - это самореализация за счёт кого-то другого. Вот и рассуждай дальше о своеобразии Запада и Востока", не впадая в расизм...


У американцев много проблем, хотя "проблема" - это непристойное слово там. Это и порабощённость кридитно-банковской системой и навязанной шкалой потребления. Это и обязанность содержания "низов": каждый белый америкос оплачивает жизнь одного негритянского рэппера, живописующего свой принципиальный паразитизм в выкрикиваемых диссах. Конечно, это и проблема толерантности, из-за которой гомосек, женщина или латинос на любом предприятии имеют больше прав, чем обычный белый труженик. Конечно, и проклятущий "женский вопрос": нормальная самореализация мужика как главы семьи возможно только через легализованное рабство. У нас схожее положение в этом пункте: любое большое государство насаждает внутри себя матриархат, чтобы символически кастрировать все мужские альтернативы себе.

Худшее из всех зол – государство, и с ним в Америке (т.е. на Аляске) самые большие проблемы. Проблемы начинаются уже с нас, привыкших паразитировать на государственной воле в то время как она паразитирует на нашей жизни (отношения «донор-вампир»). В США «государство» ≠ «Америка». Это сила, имеющая прикладное назначение. И от этой силы иногда нужно уметь оборониться – такая возможность была прописана уже в знаменитом «Билле о правах».
Сегодня, в связи с социалистическим креном Обамы в пользу многочисленных понаехавших иждивентов, американское государство впервые в истории начало нависать над обществом, стараясь взять под контроль и семью, и экономику, и даже сексуальность. Потому сегодняшняя Америка – вторая родина анархизма, как в теории (Н. Хомский, Д. Зерзан), так и в практике (сквот-движение, дауншифтинг, рурализация). Так что даже в борьбе со своим собственным госудурством «эти тупые американцы» впереди планеты всей, транслируя свой опыт – того же самого антиглобализма.

Цель Америки – освобождение индивида. Превращение его в настоящего земного бога – не «американского бога», а в свободного творческого субъекта. Получится ли? Миллионы латиноамериканских и азиатских пришельцев, множество декласированных и жадных диаспор типа старообрядцев, массовый рост таких глубинных антиамериканских духовных пряток, как православие – противоречия «внешние». Уничтожение семьи и пола, госконтроль за социализацией детей, возможный приход к власти отмороженных консервативных фриков, внутренний кризис империалистической американоцентричной экономики – противоречия «внутренние».
Всю эту проблематику трудно понять нам, «единственно правильным», привыкшим к царям-батюшкам, разнообразным «лагерям», колючей проволоке, «греховности», «овцам», «пастырям» в чёрных юбках. Нам, враждебно окружённым «этими тупыми» грешниками, воспитанными исключительно на фильме «Американский пирог». Но хочется верить, что человеческая природа ещё не вконец изгажена, что мы ещё остались летописно засвидетельствованным трудолюбивым и гостеприимным племенем, лёгким на создание прочных социальных связей. Хочется верить, что «Мордор», «Ктулху» – лишь журналистские гиперболы, намеренно демонизирующие нашу жисть – чтобы действительность выглядела более приемлемой, чем жуть и муть, продуцируемая Братьями Забадай. Хочется верить… Но главное-то – действовать. Как сказал преподобный Гомер Симпсон, верят в то, чего нет; то, что есть, не нуждается в вере – его и так видно.

Хочется верить:

Итак, разлюбезный ты наш читатель, оставайся с сумятицей в голове. И помни, что, ежели не прятаться под мамину юбку и не зарываться в государеву кормушку, то заметишь, как всё сильно-сильно накренилось. И скоро с тебя стребуют отчёта в национал-патриотизме – причём не словом, а делом (государевым)! И поелику тебе не по нраву такой расклад, надо менять слуховой аппарат либо менять окрестность. Со слуховыми аппаратами вы вдосталь набаловались в 1990-е, у них иссяк запас прочности. Теперь дело за сменой окрестностей.
Окрестностям будут посвящены последующие очерки Братьев Забадай, если чекисты не остановят нас решётками, а духовные чекисты – какой-нибудь проказой. А с Америкой – завязано. Всё, что ты читал и смотрел выше, – бред извращённых либерастов, отравленных рок-музыкой, кока-колой и «Футурамой».
Или нет?..
THE END

Tags:


ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЕЙШИЙ ОЧЕРК
На радость чекистам, этот очерк будет посвящён самому стратегическому американскому штату – Аляске. Аляскинцы раздражаются, когда их величают американцами. Часта поговорка: «Alaska is not America. Alaska is Alaska». Остальная Америка тeт презрительно именуется «Нижние 48». На Аляске известна фразочка из нолановской «Бессонницы»: «Все аляскинцы делятся на две категории: те, кто здесь родился, и те, кто сбежал от каких-то проблемл. Так вот я здесь не родился…». Почти все, кто здесь обитают, свалили из «остальной» Америки: от шума, от негров, от города, от наркомании, от криминала. Всего перечисленного на Аляске и впрямь почти нет. Зато здесь много природы, места, тишины, порядка, доброжелательности и возможностей. Вот и поговорим обо всех этих факторах «аляскинской исключительности».

Природа
На Аляске нет «природы» в понимании жителей закопчённых микрорайонов. Аляска – это и есть природа. 98 % самого большого штата вообще не обжито человеком. А оставшиеся 2 % так связаны с окружающей средой, что трудно найти грань, отделяющую мир человека от мира природы. А если к этому прибавить ещё и массовое экологическое сознание, и почти полное отсутствие брюхосознанческой черни (в прямом и переносном смыслах), а также активное действие природоохранных организаций – вот и получится Аляска. Для того, чтобы увидеть гармонирование человека и природы, не надо с риском для жизни ехать в загаженный Непал – нужно побывать на Аляске.








На острове Кадьяк - бывшей столице Русской Америки:




Стремление к гармонии с природой проистекает из сути сознания аляскинцев – трудолюбивых людей, вырвавшихся из какой-нибудь блудливой Калифорнии (таковых большинство) для того чтобы на новом месте обрести согласие с самими собой.









Автодорога с Кенайского полуострова в Анкоридж:


Американские дороги - это самое большое наше впечатление. В отличие от России, эта среда совершенно комфорта для человека. Даже если водитель заснул, его разбудит бибрация специальных боковых бугров. Или он попросту съедет на широченную песчаную обочину и забуксует в ней. А манера вождения американцев (не негров, ессно) основана на желании пропустить, а не прорваться,как у нас. Для америкосов авто - не кусочек своего дома, куда сбегают от злобной мамы или жены. Это способ передвижения живого человека. Отсюда - не невротическая самореализация на дороге, а спокойствие и безопасность.
Нерестовая река:



Лосось (салман, как его называют аляскинские староверы) - прародитель любимого сахалинцами семейства лососевых:



Кинкейд-парк вблизи Анкориджа:









Именно тут я понял, что снег и велесипед вполне совместимы:





За заливом Кука - фольклорная звезда, гора Спящая Женщина:




Уникальное место в мире – одна из многочисленный демонстраций уникальности аляскинского сознания. Единственный в мире дорожный знак «Уступи дорогу самолёту», т.к. трасса пересекается взлётно-посадочной полосой:


На Аляске огромное множество частных самолётов, а теперь мы в окрестностях Анкориджа въезжаем в крупнейший в мире аэропорт для самолётов-малолитражек, основная масса которых расквартирована по озёрам.








Транспортная особенность Аляски – её транспортная неинтегрированность в железнодорожную сеть «нижних» штатов и даже Канады. Аляскинская железная дорога – говорят, единственная, где до сих пор можно остановить поезд, махнув ему платком – это узкоколейка, обслуживающая только внутренние нужды. Как на Сахалине – ещё одно сходство, помимо климатического. Однако мощный морской транспорт и почти повсеместные «аэротакси», а также шикарные автодороги вообще не создают никакой трудности для перемещения. На Сахалине, к примеру, все хорошо сознаю́т что отсутствие моста на материк – главное препятствие для социально-экономического развития. В отличие от нас, аляскинцы отлично устроились в своей желанной изоляции.
Перед нами виды Анкориджа – реальной столицы штата (номинальная – Джуно):




Когда-то это была просто точка на карте, поставленная для разгрузки железнодорожной линии. Расцвет города пришёлся на нефтяной «бум» 1970-х, и основная городская застройка это демонстрирует. А после крушения СССР и последовавшего за этим упадка американского ВПК Аляска в 1990-е своей нефтью вытянула США из экономического спада, приближавшегося по своим показателям к «великой депрессии» 1930-х. Этот факт хорошо известен американцам и составляет предмет гордости аляскинцев. В отличие, к примеру, от Сахалина, из которого всё нормальное население поколениями мечтает удрать «на материк», невзирая на то, что только сахалинские налоговые отчисления в госбюджет равны дотациям целых многомиллионных регионов (Саратовской обл., например). Аляска – полная противоположность сахалинскому временщичеству. Отсюда не убегают, сюда стекаются. И за 1990-2000-е гг. население штата удвоилось! И, как убедительно было продемонстрировано в документальном фильме «The Simpsons Movie», каждому новому поселенцу выдают новый дом и тысячу долларов на первые расходы. )))

Так что вот он, Анкоридж, сияющий на берегу. А ведь даже не портовой город – между городом и заливом тянется многокилометровая полоса вулканической жижи, препятствующий корабельному хождению:



Is Alaska not America? Городская среда
Начнём наши урбанистические штудии вот с этого оптимистичного и жутко символичного фото – первого, сделанного нами в Анкоридже:



Теперь как порядочные марксисты отдадим должное первопричине «аляскинского феномена»:




Для тех, кто не знает: феноменальность Аляски выражается в том, что штат с 700-тысячным населением (для сравнения: на Сахалине – 500 тыс.) даёт гигантский доход в американскую казну, гораздо больше, чем многолюдные Оклахома или Миннесота. И при высоких темпах развития добывающей отрасли, на Аляске нижайшие индексы таких социальных отклонений, как наркомания, преступность, алкоголизм (не считая местных тунгусов). И самый высокий индекс качества жизни, довольства средой обитания, устойчивости и социальной активности. (Задумайтесь, сахалинцы!)

Непосредственно Анкоридж во всей его красе:





А также другие города:







Типичный образчик американского повседневного искусства (или искусства повседневности?):


Американцы вообще и аляскинцы в частности – очень креативные ребята. Видимо, отсутствие приобщённости к «высокой культуре», запиханной у нас в музеи и пыльные книжные стеллажи, вынуждает каждого американского домохозяина воспринимать себя как маленького Микеланджело, украшающего и обустраивающего свою среду обитания. К этому ещё прибавить любовь к своей земле, уважение к своему и чужому труду, расчёт только на свои силы и общий «подростковый» тренд американской повседневной культуры – вот и получим американские города как произведения искусства. А ещё прибавить отсутствие восприятия государства как единственного мужика в стране, ответственного за всё и вся. И прибавить отсутствие матриархальной семейственности, вынуждающей каждого формального мужчинку что-либо делать только благодаря пинку его благоверной. И прибавить высокую секулярность жизни: несмотря на обилие и разноцветие американской религиозности, американцы живут «здесь и сейчас», они благоустраивают своё материальное местообитание, а не травят себя инъекциями расслабляющей метафизики.







Где ещё такое увидишь? Уступи дорогу уткам:


В Америке технологии и техники повседневной жизни не меняются, пока они работают - визжащий хайтек здесь уживается с вопиюще ретроградными деталями быта. Так, в самом интернетизированном государстве мира до сих пор востребованы газетные автоматы:



Редкий образец старинной архитектуры (не старше XIX века) - сити-холл (быв. администрация):





Особая любовь у аляскинцев - к скульптурам:









Историю тут уважают:





Вторая излюбленная аляскинцами деталь городского декора - гигантские скульптурные панно на всю стену:













Ну а главным произведением искусства для американца, конечно же, остаётся его дом:


Кто-то сказал, что американцы жадные? Чушь! Америка - яркое подтверждение теории о теории о том, что правильно развитый рыночно-свободный капитализм улучшает нравы (правда, мы в это не верим):



Как отметил выдающийся литератор Семичаевский, Америка - дом "современного искусства":



Главный аляскинский музей. Название, естественно, выполнено по-тунгусски (об этом - ниже):



Обихожен каждый метр обитаемой среды - будьте уверены, не на государственные деньги:







Типичный средненький домик:



Типичный дом человека с высшим образованием (судя по машине - из Сиэтла):



Несмотря на то, что Аляске проживает наименьшее количество жирдяев, лавочки тут повсеместны:





Капелька патриотизма:


Мы так и не нашли госконтору, занимающуюся охраной и поддержкой памятников. Складывается впечатление, что это делается на общественных началах.
А это - типичный средневыпендрёжный дом:



Парк имени Мартина Лютера Кинга. Здесь выгуливают собак (но убирают за ними):



В этом фото - три периода истории Анкориджа:







Хорошо живут:





Монумент аляскинской креативности:



Наилучшее выражение аляскинской вжитости в природную среду - загородные автобусные остановки:



Медведи, медведи, медведи:


Кстати, это не на Сахалине, а именно на Аляске медведи ходят по улицам, как и лоси. Каждый такой факт широко освещается местной прессой - горазо шире, чем, например, всчтера Обамы с Путиным.

А это - ещё один штрих на тему гениальности американского дорожного движения:



Здоровье тут превыше всего:



А это - условно жильё для небогатых (более обеспеченные граждане предпочитают обособленные дома):


Примечательно, что в Америке древесина дешевле бетона, поэтому всё, что у нас выполнено из удручающего камня, у них - из дерева: столбы, лестницы, крыльца. Всё скрипит и пахнет лесом...

Как заправка может быть просто заправкой, без украшений? Правильно, никак:





Дома в рыболовецком посёлке:



Университетский памятник Загогулине:





Единственный пример архитектуры, схожей с советским нашим модерн-функционализмом 1970-х ("совком"):





Просто кофейня:









В торговом центре Анкориджа все важные объекты соединены переходами, поэтому на улице запросто можно встретить человека в шубе и шортах:







Мой дом - моя трибуна:



Мой дом - моя выставка:











Вокзал и его немногочисленные обитатели:


В США общественный транспорт – синоним нищеты. А поскольку в Америку быть нищим может только ненормальный человек, то и общественным транспортом пользуются исключительно ниггеры и пьяницы, у которых отобрали права на управление автотранспортом. На Аляске негров мало, их функции с успехом исполняют коренные народы – всякие юпики и алеуты. Это несмотря на то, что автобусы ходят крайне регулярно, по жёсткому расписанию, вывешенному на каждой остановке и на всех муниципальных сайтах:



Памяти По:



Обязательный атрибут каждого дома (наверное, чтобы залётные негры не обижались на скрытый расизм аляскинцев):



Жильё не совсем удачливых граждан или принципиальных дауншифтеров. Для них отведена спецпощадка в центре Анкориджа:


Борьба с курением в общественных местах (коорую наши власти копируют и выдают за своё изобретение) привела к криминальности дымопускания. Это лишь третий и последний из увиденных нами примеров нарушения закона:



Один из самых популярных примеров частного предпринимательства:



Школьники по улицам не ходят; дети - это главное сокровище:



Частный пирс:



Сельский эскимосский Макдоналдс:





Памятник жертвам домашнего насилия - главная тема современной американской юриспруденции:



Экспозиция, призывающая хорошо вести себя на дороге:





Шикарное осеннее небо - одна из фишек Анкориджа:











Не у всех и не всегда шикарные хромированные авто:



Памятник Куку. В руках Кук держит карту здешних мест, подаренную ему русско-американским губернатором Барановым:



Специальные избы для туристов, где можно бесплатно получить любые карты и консультации, наличествуют в каждом населённом пункте:


В связи с первым в истории уменьшением добычи аляскинской нефти ("кризиса". по словам местных обитателей), в 2015 году туристическая отрасль экономики на Аляске впервые обогнала нефтедобывающую.



Сивол нынешней американской идеологии - толерантности (по крайне мере, до Трампа). Гейская штаб-квартира. Это уже третий флаг (два предыдущих сожгли ночные традиционалисты):











Просто коптильня:



Просто масонская ложа в небольшом рыбацком посёлке (именно отсюда жидо-масоны управляют миром):





«Натуральнорождённые»
Вся аляскинская действительность прикрашена тунгусской экзотикой – прогибом перед «коренными жителями», у которых белые американцы оттяпали земли и прочее:


Современные творцы туземного самосознания, научившиеся пользоваться туалетной бумагой и даже окончившие университеты, просчитали, каковы были бы туземные доходы от добычи нефти на отобранных у них территориях. Цифры были столь велики, что даже многократно сниженные суммы дотаций, пенсий и пособий, выдаваемые ежегодно аборигенам, позволяют им безмятежно и беспробудно пьянствовать весь год, от подачи до подачки.


Аборигены получают от правительства Аляски бесплатное жильё и медобслуживание, талоны на питание, собственно пособие, а также разовую годичную выплату, размет которой завит от объёмов добычи нефти и колеблется между 1000 и 2000 долларов. На эти деньги они радостно буха́ют целыми сёлами.
Но нам хорошо известно, что нетрудовые доходы не вызывают уважения к ним и бережливости. Поэтому туземцы успешно пропивают всё, чем их обеспечивают белые жители. И основным их бизнесом «обездоленых» является попрошайничество. По некоторым данным, они собирают до сотни долларов в день – это солидная сумма (вся наша экспедиционная группа питалась на 40 $/сут.).




Несмотря на это, аляскинцы постоянно подчёркивают своё раскаяние за два столетия эксплуатации. И выдают плоды этого раскаяния в виде разнообразных символических подношений. Сами эскимосы, разумеется, ничего не делают. И, как оказалось, вполне удовлетворены полным соцобеспечением и расставленными там и сям псевдототемными столбами:

Profile

bratya_zabaday
bratya_zabaday

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner