Categories:

Вкусоборец. О новом альбоме Ревякина

   Сперва о мотивации: с чего это вдруг Братья Забадай решили написать о музыке? Мы последние меломаны, живущие в мире сублимационного быдлорэпа и автомагнитольной примитивной электроники. Мы живём в мире, где снова слушают радио или любимые песенки, подобранные в «Контакте», где понятия «альбом», «жанр», «стилистика» давно канули в Москва-реку. Кому в этой обстановке нужна наша рецензия на музыку, которую давно никто не слушает, кроме кучки эстетствующих отморозков? Да никому! Просто, как говорил сахалинский писатель Тоболяк, «если я не выскажусь – взорвусь».

Нам до последнего десятилетия нравилось творчество «Калинова моста» и Дмитрия Ревякина – даже когда мы наслушались и «Пентангла», и «Фэйрпорта», и прочего, сплагиаченного талантливыми сибиряками, но, ввиду безграмотности совкового слушателя, представляющегося оригинальностью. Последние годы по причинам, означенным ниже, мы прекратили слушать ревякинское творчество, а новый альбом долго держали-держали, затем решили-таки побаловаться, с опаской для психики.

И нас просто захлестнули эмоции! Такого парадоксального сочетания несочетаемых чувств мы давно не изведывали: восторг и отвращение, уважение и презрение, вдохновение и обрыдлость. Некоторые в поисках таких узелков ощущений годами околачиваются по наркопритонам, а нам Ревякин это презентовал одним махом. Чувства настолько разрывали нас, что, возможно, эта двойственность запомнится надолго или даже навсегда. Об этом стоит написать, поделиться с читателями – решили мы.

Калинов мост

Шаг назад. Для поколений, зажатых между Лепсом, «Фабрикой звёзд», Оксимироном и Скриллексом: что за фрукт «Калинов мост»? Мы люди вредные, и в эпоху Гугла и Википедии считаем зазорным приводить исторические и биографические справки: ткни пальцем в экран, сам всё узнаешь. Дмитрий Ревякин и его «Калинов мост» оказали огромное влияние на вкусы, стили и духовность нашего поколения. «С боевыми глазами» и «Уходили из дома», «Набекрень голова» и «Родная» - тропки по которым русские меломаны переоткрывали для себя отечественный мелос, перевдохновлялись вечнозелёным хиппанством, переосмысливали гумилёвщину и дугинизм, протаптывая тропки в контркультурное неоязычество и моднеющий неонацизм. Когда было модно читать Бердяева и коптить свечки в свежеоткрытых храмах, Ревякин пел о «израненности баграми языкастых пророков». Когда попы́ всех мастей полезли в парламенты и зомбоящики, чтобы вещать о любви к ближнему, которая автоматически превращается в любовь к еврейскому богу, которая почему-то тут же превращается в лояльность к государству, Ревякин пел о совсем другой любви: тихой и сногсшибательной, бодрящей и умиляющей, интимной и боевой. Тогда Дмитрия некоторые даже величали «нашим Джимом Моррисоном»...

Впоследствии Ревякин вдруг остановился в своей борьбе с «иудео-христианством» и переметнулся в стан противника. Правда, выговорил себе у еврейского бога особые условия: Ревякин окрестился в Катакомбной Церкви «барона фон Сиверса». Это т.н. «Истинно-Православные Христиане», которые крестятся двуперстно, как староверы, почитают «Адольфа Алоизовича» как пророка и «христолюбивого Фюрера», проводят молебны у Мавзолея об изгнании духа Ленина и вообще всячески стремятся к симбиозу фантастического неоязычества и не менее фантастической старорусской культуры. Дмитрий отрастил бороду и стал писать песни о белогвардейцах, казаках и метафизической геополитике. По-своему, это была творческая перезагрузка: поэтический язык Ревякина мало кто уже понимал, и он попробовал сменить «узареней» и «выворотеней» на модные тогда «апостасии», «катехоны», «мессии» и т.п.

Что удивительно, альбомы 2010-х в музыкальном плане были весьма удачными. Навороченная мелодика, множество приглашённых музыкантов-профессионалов, высококачественная студийная запись. Однако массового хода весь этот альтеркультурный заряд не смог обеспечить, и христианский «Калинов мост» осел в субкультурный осадок. Его продолжали слушать либо верные и страдающие фаны, либо осатанелая безотцовщина, старающаяся посредством «Русских маршей», «Движений против нелегальной иммиграции», «Славянских Союзов» и «нео-опричнины» доказать, что они на что-то годны в этом государстве. Хотя бы на то, чтобы скалить зубы и хвастаться свеженаколотыми свастиками перед впечатлительными фотокорреспондентами (иногда – в ютубе колотить арматуринами беззащитных среднеазиатских работяг). 

Православныя медia-отморозки рвутъ Мадонну.

Потом неоязыческий-неонацистский тренд пошёл на спад: отморозков пересажали, а более грамотные обучились носить пиджаки и присели на среднезначимые чиновничьи кресла, окопались в ЛДПР, КРПФ и в ЕдРосовских отделениях для душевнобольных (демидовцы, нашисты, молодогвардейцы). В усечённом и обезкофеиненном виде тренд стал официальным: Президент превратился в спасителя-защитника, социальная риторика и правдорубство стали неотъемлемыми деталями экранных балаганов – в общем, всё как обычно, когда нефть дешевеет, а многоэтажные хозяйские яхты ещё чуть-чуть не достроены. Всё это привело к Крыму-2014 и к тому, что верховный вождь всех россиян начал называть самого страшного палача нашей истории (отныне: «эффективного менеджера») по имени-отчеству: «Иосиф Виссарионович».

Так что нацистская тема перестала быть пощёчиной общественному вкусу – обществу потихоньку поменяли вкусы (то есть той его части, которая не смогла свалить ни за бугор, ни на тот свет, ни в элитарно-творческий эскапизм). Рокеру Ревякину, несомненно, стало некомфортно – тем паче, и на его персоне лежит толика ответственности за новые общественные вкусы a-la Германия 1930-х. Такого роды музыканты привыкли выкаблучиваться, и это хорошо и правильно и для них, и для нас, их поклонников. И вот, Ревякин шустро соскоблил бородищу, убрал из Википедии сведения о членстве в экстремистской религиозной организации «ИПХ» и стал сотрудничать с модными и умными христорэперами «25/17». Плодом явился отличный рэп-рок альбом «Русский подорожник»: и нашим и вашим, и круглоногой пацанве в капюшонах, и тем, кто ещё носит косухи.

И вот, всё созрело для ревякинского сольника нового стиля, нового типа, нового вкуса. И он выдал… вдохновенную дрянь. Музыка «Змееборца» - сплошная радость: плотный постгранжевый драйв, залихватские гитары, меткие барабаны, вяжущие басы, вёрткие и напевные мелодии. Великолепная, чуточку олдскульная музыка – это то, к чему рокеры вернулись после рабства у ню-метала, альт-рока, рэпкора и прочей сиюминутчины. А тексты… Снова «катехоны-глобализмы-штрихкоды-антихристы-колготни-каганы-жЫды-изуверы». Уф… Это то, из-за чего блевать тянуло от предыдущих альбомов «КМ» и Ревякина. И полная нестыковка музыки и текстов.

Что есть музыка? Это способ вхождения в определённое настроение, состояние, ментальность. Ум и мысль в музыке вторичны, они – подспорье для чувственности и могут лишь выражать ощущения. Это подробно объяснял Боб Дилан, различая стихи и песенные тексты. Одна духовность, чувственность у блюза, совсем другая – у хауса. Соответственно, разные аудитории, разные возрасты, разные социальные группы и интеллектуальные уровни. Но русский рок всегда стремился к ублюдческому сочетанию разных стилистик в рамках одного альбома: от хард-рока до рэгги и фанка. Потому за столько лет и не появилось значимого числа виртуозов игры и доморощенных «битлов» - за исключением гениальных постмодернистских комбинаторов типа «Аквариума», «НОМа» или «Несчастного случая». 

О музыке говорить трудно, да и вообще нельзя – музыку нужно слушать. Чтобы понять, что не вызывающие шипы и берцы объединяют металлистов, а некая особая духовность, нужно наслушать «Металлику» и «Слэйер». Музыка – это всё вокруг чувственности: способ настройки, вхождения, восстановления, очищения. Трип-хоп 2000-х вводит в одно состояние, дабстэп 2010-х – совсем в другое. И если под модный и актуальный (порождённый современностью) постгранжевый саунд  вопить оккультные мантры, ныть о Китеж-граде и изрыгать антисемитские проклятья – это приведёт только к полному рассогласованию души и ума, к шизофрении (впрочем, и это сейчас снова в моде). Даже если подбавить чуточку речитатива, аккуратно сторонясь впадения в хип-хоп. Для какой аудитории всё это?..

Была в США одна группа, которой, возможно, подражает Ревякин, называлась она «RaHoWa» (от «радикальная святая война»). Этот ансамбль известен меломанам, интересующим прогрессив-металом и сложным современным роком. «RaHoWa» воспевали «white power», проклинали евреев, негров и католиков, призывали вступать в «белое братство» и кидали зиги. Но сопровождали это шикарной и сложнейшей музыкой, основанной на виртуозной гитарной игре, композиционной чуткости и блестящем симбиозе гармонии и ритма – это отличительные черты раннего и ещё здравого прог-метала. И всё это – для беснующихся скинхедов, бьющихся лбами, плюющих друг другу в рты, фонтанно блюющих пивом. В общем, для аудитории, привыкших к «Oi», хардкору и нац-панку, привыкших носиться под сценой хороводами и сшибающихся «стенка на стенку». Разумеется, такое несоответствие не могло долго длиться, и группа выдавилась, как прыщ, на одном уголовной деле с убийством темнокожего. Никто из популярных в Америке наци-панков в тюрьму не сел, а модничающий виртуоз-нацист – сел. После выхода из тюряги, разумеется, от всего отрёкся и тал играть более устаканенную музыку для более приличных налогоплательщиков.

Вот кому можно уподобить Ревякина. Вряд ли он подражает «РаХоВе», хотя, как подлинный музолюб и эстет, в советское время плагиативший тех, о ком у нас не ве́дали, несомненно, он осведомлён об этом ансамбле. Надеемся, Дмитрий Александрович надёжно застраховался от тюремной аналогии с названными музыкантами.

Что даёт музыка «Змееборца»? Ничего, ибо мы – слушатели – русскоязычны. Несколько раз во время прослушивания мы делились сожалениями об этом. Поскольку восторг от музыке мучил нас невероятным смешением с омерзением от шизоидных текстов на опостылевшие темы. И мы так запутались в чувствах к благоразумному безумию, что решили выдать сию рецензию. В ней нет мыслей – только чувства. Потому что музыка и не должна воздействовать на мысли, она всегда воздействует на чувства, порождая мысли лишь опосредованно.

Так что слушайте и делитесь впечатлениями. Одни ли мы нетерпимы к мутантам под благородными наименованиями кентавров?

  

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.