Свет с края света


Снова в Гоа. Раньше мы много и сурово БЗдели об этом месте. Теперь я другой. Меня смешат потуги обобщений, поелику я познал мир в его иллюзорности. Но не обобщать я не могу – я лишь попытаюсь не втягивать читателя в бесконечный словоторг со мной.

Мне здесь… Хорошо? Не то слово. Комфортно? Отнюдь. Здесь я на своём месте? Я не знаю своего места, я стал цыганом. 

Здесь получается отдаваться чувствам. И даже без марихуаны. Здесь получается на ощущениях сосредотачиваться, не опасаясь гнездящихся по углам родимого пространства страхов. Но тёмные слова мы больше не пускаем в лексикон.

Я верен слову больше не писать не для кого. Потому что это – не писанина. Просто выброс слов – минимально осмысленных, максимально эмоционально нагруженных.

Слова, в которых нет призыва или хоть какой-то рефлексии. Просто ощущения, оформленные словесно – наверное, высшее выражение человечьей животности и моего гедонизма. Наверное, это и есть подлинная анти-литература. Совсем по Быкову: литература будущего – просто список.

Ласковое море. Оно готово к приёму дождей, оно бурное, бушующее, швыряющее волнами. Но его температура почти равна температуре тела. Оно не нежит, как мать, оно подбрасывает, как ловкие и заботливые руки отца. Его соль щиплет кожу, словно едкое мыло после длительного странствия. Странствовал-странствовал, и вот вернулся…

Вчера ночью я чуть не поймал светлячка, лёжа в постели. 

Рыба-птица скачет из волну в волну, игнорируя редких и отважных купающихся экспатов.

Грязь и окружающая антисанитария не раздражает, не злит и даже почти не тревожит – это тоже невидаль для меня, брезгливого.

Обожжённые до локтя солнцем руки во время катания на мотороллере.

Само это катание… Летишь по этим неудобным дорогам, лавируя среди ловких индийцев. Катание ошеломляющее ночное под восхитительный «Lazaretto» Джека Уайта на невероятной для ночи скорости в 40 км/ч. 

Катание осмотрительное дневное под The Who 1966 и этого года Ladytron на невысокой скорости 40 км/ч. Какова бы ни была уличная жара, катание прохлаждает всегда. Кажется, именно оно – возможность получить как можно больше от солнца и жары, как можно меньше оставив своих сил.

Плевать на всё – на какие-то изжившие себя планы. На нынешнюю бесплановость. На себя, планы эти вечно выдумывающего.

Ничто не беспокоит. Шорты не стираны уже несколько дней, заскорузвели от соли – а, ничего!

Самая большая забота – не забыть купить зубную пасту. Всё остальное решается само собой.

У меня снова две рубашки: одна на мне, другая сушится дома.

И никуда не спешишь (кроме сансета!). И даже не сердишься на себя, обнаруженного вдруг куда-то спешащим. Просто замедляешься…

Битловский баньян в джунглях, под которым нынче нет местного гуру («бабы́»). Есть пустота и прохлада. И сидишь там, спокойно созерцая себя и свои потуги на жизнь. И они даже не злят. Просто….

Жгучая местная еда, обжигающая ротовую полость и сполохом энергетического пламени нисходящая в чрево. Иногда еда острая до икоты. И это – неважно.

Тот самый ром «Старый монах», который пьёшь-пьёшь-пьёшь, а всё не пьянеешь. И вкусный, и нежный. Нежно бодрящий.

Пиво «Kingfisher» - лёгонькое, прохладненькое и дающее крохотную толику алкоголического восторга. Особенно когда распиваешь его на непременном ежевечернем сансете.

Привезённый из дому любимый коньяк «Старый Кахетии», распитый в одиночестве на ночном берегу Арамболя сразу по приезде.

Вечно покрытые морской жирной испариной стёкла очков.

Соль на лице.

В меру улыбчивые и в меру услужливые индийцы.

Сверчки, устраивающие по ночам концерты и состязания.

Вкусные разнообразные десятирублёвые печенюшки.

Спрайт в стеклянной бутылке – гораздо более вкусный и приятный для употребления.

Обед в единственной не закрытой после сезона кафешке для иностров, оформленной в стиле Сальвадора Дали. Под вентилятором, который не спасает от жары, но как-то успокаивает.

Сама эта текстовая незавершённость. Ни фабулы, ни послания, ни раскрытия сюжета. Просто слова, выскочившие из под пальцев в клавиатуру.

Никаких обобщений! Только ощущения. Потому что существование – в ощущениях.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.