?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

Шанти-шанти? В ответ на репортажи об индийском засранстве нас попросили поделиться радостями этих мест. Исполняем. Мы стараемся быть объективными, насколько это возможно. Индия чудовищна, но вместе с тем прекрасна. Гоа – не совсем Индия, поэтому здесь Азия и Европа, Природа и Культура переплетены в самых невероятных комбинациях. В нашем последнем сообщении отсюда мы не будем терзать отвыкшего мыслить читателя нашим словоблудием. Просто покажем. Визуалы, наслаждайтесь!

Рассвет над рекой Тереколь
Рассвет над рекой Тереколь
Read more...Collapse )


Я узнал, что такое ДОЖДЬ, только здесь. Как ни банально это выглядит. Как ни удивительно – из-под пера сахалинца.

Мунсун – сезон дождей, когда за три месяца выпадает годовая норма осадков, и Гоа лидирует в этом по всей Индии.

Read more...Collapse )


Галопом по Азиопам! Напоследок – сразу несколько фоторепортажей о том, что мне запомнилось в этом трипе.

Первое – штат Махараштра (столица – Мумбай-Бомбей, третий по величине город в мире). Поскольку я обитал на самой границе с Махараштрой, решил съездить на разведку через пограничную реку Тереколь. И мне неожиданно  понравилось! 

Read more...Collapse )


Море испортилось. Вода стала бурой, пляж источает зловоние, мёртвая рыба вперемешку с мусором украшает береговую линию. 

Read more...Collapse )


Я решил эмпирическим способом проверить, наличествуют ли ещё у меня порох в пороховницах и ягоды в ягодицах — черкануть пост в олдовом стиле. В прошлый раз я показал несколько симпатичных фоток этого чудного места. Нынче, зритель, я окуну тебя в мир человечий (так сказать) — покажу тебе «цивилизацию» гоанцев. Покажу, что способны сделать люди со средой своего обитания.

Киплингу посвящается. Как всегда.

Read more...Collapse )


     Гоа – индийский штат, но сами индийцы приговаривают: «Гоа – не совсем Индия». Это место впечатлило меня как, ни одно из увиденных и прочувствованных ранее. Это не просто туристический кусок земли и моря, где возможно приятно и недорого отдохнуть. Это особая вселенная, существующая по своим законам – настолько отличным от наших, что после возвращения в Мордор я полгода не мог придти в себя, и результаты окунания в Гоа ощутимы в моей душе по сей день. Пока я там был, пытался разобраться в т.н. «гоанском синдроме», о нём размышлял и всё время после возвращения. И теперь, наблюдая как россиянские серость и злобность вытесняют шанти, почерпнутое в Гоа, я решил, пока не поздно, запечатлеть свои впечатления.
    Рабочий вопрос: что в Гоа настолько привлекательно, что заставляет отовсюду туда попросту сбега́ть? Куда, к кому бегут, от чего и от кого? И получается ли? Особые масштабы это бегство имеет в среде наших соотечественников, заселивших в Гоа уже целый городок – об этом феномене Буслов даже снял нашумевший фильм «Родина».

Read more...Collapse )
С Гагры в начале ХХ века началась курортная история Абхазии. Российский и германский дворянин высшего порядка принц Александр Петрович Ольденбургский (1844-1932) получил огромные откаты субсидии на устройство в Гаграх «климатической станции» - так, чтобы было лучше чем в Ницце. Неча по заграницам шарахаться! Это был комплекс санаториев для высшей российской аристократии, даже Николай II тут недолго отдыхал.
Принц Ольденбургский разбил здесь чудесный парк, построил несколько пансионатов и ныне действующий ресторан «Гагрипш».
После 1917 года, после победы бандитов-сталинистов над идеалистами-троцкистами, воцарившаяся шодла старательно имитировала царскую аристократию. В том числе в манере отдыха – только с быдляческой неуёмностью и кавказским размахом. Гагры превратились в способ вознаграждения за отречения от отцов, за доносы на друзей, за травлю сослуживцев. Побывать здесь в 1940-1950-е гг. значило продемонстрировать свою принадлежность к сообществу неподсудных небожителей. Тропическая атмосфера, сальная сталинская имперская архитектура, каменная память о сливках империи – всё это создавало ощущение земного рая – того самого, на который быдлокоммунисты променяли бесплодные мечты Плеханова, Ленина и Троцкого. Некоторые считают, что мода на курорты – дело сегодняшнее. Нет, как раз в советское время отпускная показуха стала способом самоутверждения и даже дальнейшей карьеры (в Гагры кого попало не пускают!). А сегодняшняя массовая движуха на курорты – уже подражание коммунякам, которые подражали имперской элите. Копия с копии – симулякр (оригинал утерян).
Вот это здесь и происходит. Российский саложирокомбинат, оккупировавший эти места напоминает то ли нашествие варваров на Римскую империю, то ли налёт саранчи на сады Семирамиды. Море отступило от набережной; сама набережная и вся санаторная инфраструктура в руинах; заросшие и загаженные аллеи парка принца Ольденбургского напоминают джунгли; самодовольные пузаны в купальных трусах и с пивом в татуированных руках сменили чахоточных интеллигентов в льняных пиджаках и с тросточками; орды купающихся обитают не в дворцеподобных ныне разрушенных пансионатах, а в ульеподобных хижинах предприимчивых абхазов, спустившихся ради этого с гор. Официальное население Гагры – порядка 10 000 чел., но в отпускное сезон численность увеличивается почти вдесятеро. Но о населении – после; сейчас –  о живописной разрухе. Своей живописностью разруха может соперничать с имперской вычурностью сталинской архитектуры.

Обо всё по порядку. Гагра выгодно отличается от прочих курортов Абхазии своими чудесными отрогами Кавказа, нависающими над морем. Город располагался на горах, пока деятельность русских курортологов и ирригаторов не позволила горцам и отдыхающим спуститься к морю:



Как это было:





Сам прынц:



Главная точка - быв. площадь Гагарина, нынешняя площадь Нарта:



(Пощему ни в одном городе России нет плащади Русских?..)



Руины недостроенного дворца молодёжи - единственное здание в Гагре, выбивавшееся бы из архитектурного имперского ансамбля:



Начну того, что символически являлось в советское время прививкой сухопутной империи к скоротечным реалиям приморских земель, - с железнодорожной станции Гагры. Точнее, с её развалин. Некоторые искусствоведы полагают, что абхазская железная дорога – самая красивая в мире. Не знаю, так ли это, но то, что она замечательно иллюстрирует кризис и нерушимость империи – очевидно:





















Истинный индастриэл:









Тоннель снова в работе, пропуская российские поезда до Сухума:





Ещё одна ж/д станция в Гагре, сейчас не используется:







Гагринское водоснабжение:



Даже вентиляционная станция - шедевр сталинского ампира:



О благочестивые абхазы!



Вся суть Абхазии - в этом снимке:



Крепость Абаата (II в.):





От крепости доныне остались только камешки в основании стен. Сегоня стены окружают стильный ресторан. Заходя в крепость, сразу попадаешь вресторан – воистину,кавказский стиль достопримечательностей.

Церковь V в.:





Это не только старейший храм, виденный мной. Это ещё и образец современной неоправославной мифологии. Сам храм – типичный пример церковки для христианских «низов» римской армии: скромный, серый, функциональный.





Типичный приер грузинского христианского искусства (о да простят меня абхазы!):



А это уже византийщина:





"Аз есмь Альфа и Омега," - рече Спаситель. А посередине что, кто наполняет остальные буквы? Правильно, Церковь. Во главе с императором - наместником Бога на земле.



Вообще-то храм был посвящён Богоматери – говорят, что празднику Покрова, хотя это событие начали отмечать гораздо позже. В конце ХХ века, в наши дни кто-то ошибочно переименовал турецкого раннесредневекового епископа Ипатия Гангрского в «Ипатия Гагрского». И началось… Фантазия религиозно человека, являющаяся замещение реального мира, в котором жертва не смогла успешно устроиться, допридумывала всё остальное. Сперва церковь «переименовали» в память Ипатия «Гагрского». Священноначалие позже узнало о подмене, но ради уважения к вере и кошелькам туристов ничего менять не стали – русская икона Ипатия (уже Гангрского) встречает посетителей и молящихся, храм официально носит его имя, занесённое на все карты и во все реестры достопримечательностей.
Ипатий Га(н)грский. Славянские титлы спасают положение:



Дальше произошло самое интересное. В горах над Гагрой есть интересные пещеры. Какой-то предприимчивый церковник ухитрился их «передать в пользование» св. Ипатию – дескать, тут молился-постился-преставился (хотя на деле Ипатий не выезжал из своей родной Италии). И эта фикция уже является официальным топонимом, нанесённым на карты!
То-то я удивился, когда искал «пещеры св. Ипатия», и ни один из стариков, живших у подножия тех гор, не ведал про них. Одна 90-летняя бабка заявила: «80 лет живу тут: пещеры знаю, про пещеры святого Ипатия – впервые слышу!».













Вот так и строится религия. Её главный двигатель – сам человек. Утомлённые совесть, память и самооценка сами подскажут выдумки, наиболее приемлемые в конкретной ситуации. Подлить к этому иезуитскую концепцию «лжи во имя спасения», всыпать стакан туманного блудословия каких-нибудь «святых отцов», добавить щепотку экстаза каких-нибудь юродивых местного розлива, протомить на медленном огне «освящённости веками» и подавать в сосуде, запечатанном акцизной маркой благорасположения официальных властей. И всё, религиозный фантазм готов – можно запускать его массовое производство (что в эру Интернета сделать запросто).
Так и строилось всё объёмное здание христианско-православной мифологии. Я семиотик, для меня «миф» - не «ложь». Миф – это установка, в которую верят и не критикуют. Миф – это то, что принимается большинством некритично. В основе любого мифа непременно присутствует зерно истины. Но в данный момент я обращаю внимание на толстую кожу выдумки, лжи, ошибок, правдоподобия и заблуждения, окружающую косточку правды. Когда трудно в чём-то разобраться, надо вернуться к началу. И старейшая виденная мной церковь помогла мне на трудном поприще саркастической христианопатии.
Хотя вообще-то это была пещера Крубера-Воронина, самая глубокая в мире. Но гораздо благочестивее направлять помыслы не к низу, а ввысь, как учил Авва Дорофей... ))

Ладно, вернёмся к общедоступной святости. Возле храма она представлена двумя святынями: пластиковой бочкой со святой водой и бюстом Ленина. Судя по всему, обе вещи реально бессмертны:





Кусочек принцева замка или санатория:



Сама Гагра. Первое фото - специально для сахалинцев:







Сюда причаливает морской транспорт из Сочи:



Гагринский пляж:





Ещё замок принца, вид с причала (объект зависти для новорусской клептократии):

















Парк принца Ольденбургского:



Когда-то море облизывало эту набережную:



Потом море и аристократия отступили, наступла охлократия, затем - клептократия. И россиянский саложирокомбинат прогресает свой целлюлит на том месте, где было море. Символично...







Зооуголок. Расчёт на киндероцентризм современной публики парка оказывается выгоднее, чем верность историческому предназначению этого когда-то одухотворённого ландшафта:













Вот оно, вот оно:





















Шикарные руины изысканных кабинок для переодевания:





Руины парка соперничают по стильности разрухи с растительностью, старающейся вернуть сквер в первобытное состояние:





Сегодняшний график дел:





Культурная программа:



«Визитная карточка» Гагры – Колоннада, около которой происходили решающие действия в триллере «Зимний вечер в Гаграх». Колоннада – сплав кавказского стиля и ампира, один из самых удачных:











Дальше следуют виды разных уголков Гагры, отражающих разные эпохи, разные степени разрухи:



Театр:











Недостроеный гигантский туристический центр:







Просто улица:













Осколки прошлого, совкового стиля:







Эвкалипты – моя самая большая любовь в Абхазии. Этим чудо-деревом, которым купец Игумнов создал нынешнее государство «Абхазия», в Гагре обсажена главная (и в общем-то единственная) улица. Невыразимый аромат до середины лета встречает пешеходов, замедляет их шаг, путает мысли…







Абхазия также славилась вычурностью и неповтормостью своих автобусных остановок:





Особая гордость Гагры – руины советских санаториев. В них можно с любовью наблюдать, как природа возвращает себе своё, обращая в ничто тщету человеческого ума:





























Кусочек современности. Должны же и богачи где-то жить!









А это уже из 1980-х:



Завершу фотографией типичной гагринской окраины. Сюда я попал, как только приехал впервые в непризнанную республику. В этом фото – вся суть абхазской ментальности (sapienti sat!):



Несомненно, критичный читатель, я не отразил очень многих сторон гагринской действительности. Мне это стоило труда: я ведь очеркист, а очеркист всегда принципиально поверхностен, однобок и субъективен. Поэтому фото и комментарии подобраны так, чтобы никоим образом не создать в твоём уме цельную и достоверную картину города-курорта, реальной столицы гордой горной страны. Всё здесь прерывисто, легкомысленно и непонятно. Зачем же тогда этот очерк был написан? Естественно, только для одной цели – для моей самореализации как очеркиста.

Не приезжайте в Гагру и в Абхазию: здесь всё дорого, неудобно, примитивно, претенциозно, а дети беспрерывно дрищут. Море отличное, но пограничники скоро будут впускать, замеряя штангенциркулем толщину твоего кошелька. А абхазы никогда не будут говорить тебе «пожалуйста», всем своим видом стараясь показать, что ты для них – не клиент, а незваный гость.
Но если тебе охота пошлёпать в кроксах по бывшим аллеям аристократического парка, окунуть в голубые и тёплые воды целлюлитную задницу, опрометчиво подчёркнутую стрингами, сожрать в шашлы́чке сомнительную форель под визги местного шансона (русскоязычного!), запив её ещё более сомнительным винным напитком, пожить в комнатушке, возможно, отобранной нынешним хозяином у нехорошего грузина, стремительно и бессмысленно объехать все экскурсионные маршруты – тогда Абхазия воистину для тебя. А Гагра – сердцевина и средоточие именно такой Абхазии – приятной и понятной современному потребителю.
                 Ииии снова с вами прыскающий сарказмом Сми Манас, сакраментальнейший из Братьев Забадай! Соскучился, читатель? Вот, вновь могу я порадовать тебя своими вздрыгами и рефлексиями.
Соскучившись по экстремальным путешествиям, я решился на наиболее опасное – АБХАЗИЯ С ДЕТЬМИ!
Вообще Абхазия ведёт происхождение от легендарной Колхиды, куда плавали аргонавты за Золотым руном. А в первозданной древности в горах Колхиды был прикован к скале тот самый Прометей, который научил детей баловаться спичками богов (знал бы он про последующие Хиросиму и Чернобыль…). Нынешняя гордая Абхазия (Апсны) – непризнанная республика, осколок Грузинской СССР, после развала «тюрьмы народов» отделившаяся от ставшей независимой Грузии. Кроме России, Абхазия признана только такими же отщепенцами: Южной Осетией, Приднестровьем и Нагорным Карабахом. Абхазы – это название нации, а не народа (племенное самоназвание – «нарты»), они самоорганизовались раньше грузинов и периодически на протяжении веков то объединялись, то воевали с ними. К Российской империи Абхазия в XIX веке присоединилась раньше Грузии. В советское время Сталин настоял на смыкании Абхазии с Грузией – причины неизвестны. Но абхазы были этим недовольны и даже при Вожде устраивали митинги недовольства, которые тщательно замалчивались. История Абхазии как курорта началась с конца XIX века, с деятельности российского дворянина принца Ольденбургского, получившего гигантский откат на устройство санатория в Гагре. В 1930-1940-е Берия обустроил эти места на новый лад, добавив вычурного сталинского ампира даже в строительство железнодорожных платформ, самых красивых в мире – замечу, строительство велось в годы Войны. Абхазия (Гагра) стала местом отдыха для советской верхушки, которой очень хотелось почувствовать себя чем-то вроде имперской аристократии. Нужен был компенсационный механизм для восполнения моральных травм, причиняемых тогдашним рекрутированием правящей элиты, – через доносы, слежку, травлю и сживание со свету. Хрущёв превратил часть Абхазии – Пицунду – в место отдыха для научной элиты и богемы советского общества. В Пицунде снимались некоторые знаменитые советские фильмы – например, «Алые паруса» и «Гостья из будущего». В Гагре – «Весёлые ребята» и «Зимний вечер в Гаграх», на Гегском водопаде - знаменитая сцена поединка Шерлока Холмса с профессором Мориарти.



Пицунда заметно отличается от прочих частей Апсны своей утончённостью, стильностью и продуманностью. В 1992-1993 гг. случилась война Абхазии и Грузии, так как Грузия не желала предоставлять независимость своему региону, доставлявшему в тбилисский бюджет большую часть его дохода, благодаря своим черноморским курортам. Абхазы завоевали самостоятельность, прикрывшись Россией, интегрировавшись в её экономику и военщину. И теперь, в связи с патриотическим разочарованием российских туристов в Турции и Египте, поток их в непризнанную республику увеличивается ежегодно. Стремясь увидеть чистое Чёрное море, россияне везут сюда большие деньги, полностью обеспечивая это государствишко. Туризм – почти единственная отрасль экономики, да и то не централизованная. О причинах привлекательности Абхазии – позже.
По моему разумению, Абхазия – место, слабо подходящее для путешествий с детьми. Только Пицунда – о Пицунда! – так вот, только Пицунда с её тихими и тенистыми улочками, волшебными реликтовыми соснами и остатками позднесоветского шика манила меня. В Абхазии я был в 2013 году, отмечая написание докторской диссертации (ещё не зная, что враги мне её не дадут защитить). Так что гештальт получился незавершённым. И вот, слупив при увольнении со своео полубандитского псевдовуза оплату проезда с детьми до самой крайней точки Мордора, я решил пробраться в непризнанную республику, жутко гордящуюся своей непризнанностью.
В памяти от прошлой поезди остались оручие шашлы́чки с «Чёрными глазами», вполне удовлетворяющие эстетические и релаксационные потребности среднестатистических россиянских ячеек общества, выглядящих следующим образом:
Ø     хронически бухой чувак в синтетической футболке-безрукавке и купальных трусах, используемых как шорты, вооружённый пивным брюхом, гоповской чёлкой и заплывшей татуировкой «ВДВ»;
Ø     обряженный в розовый топик осатанелый кусок сала, в далёком доэволюционном прошлом бывший женщиной, но с тех пор стремительно освободившийся от всех рудиментов женственности, кроме кровопийского отношения к партнёру;
Ø     маленькое визжащее существо, имеющее надувное плавсредство, арсенал способом манипулирования предками и не имеющее ни малейших признаков воспитания и уважения к взрослым.
Вот на такую биомассу рассчитана примитивная туристская инфраструктура Абхазии, в особенности Гагра и Сухум. Пицунда немного отличается – она в стороне от Сухумского тракта, в ней маловато батутов и шашлычек, следовательно, публика чуть поинтеллигентнее.
Но в само́й Пицунде подобрать эконом-жильё нищему профессору не удалось, пришлось осесть в районе Рыбзавод, обитатели которого соответствуют его наименованию.

Вначале – граница:



На самом медленном в мире КПП мы стояли часа полтора – говорят, ещё легко отделались. Видимо, это расплата за безвизовый и беспаспортный въезд в «Страну души». Абхазские пограничники даже паспорта не проверяли! Как всегда, всё за них сделали россияне.

Так получилось, что посредством интернета мне удалось найти жильё только на вершине этой горы:







Красиво… Чистейший воздух. Позади – предгорья Малого Кавказа. Впереди  - лазурный простор Пицундской бухты Чёрного моря. Вокруг дома зреют гранаты (фрукты), персики и ежевика:





















Обещали просторный зелёный двор – он оказался в меру вытоптанной площадкой, засранной двумя собаками. Плюс истерики хозяйки, обусловленные нашими катастрофическими тратами высокогорной воды. А самое главное – полуторакилометровый подъём на эту гору с коляской и чемоданом. Вот он, экстремальный отпуск! Какой-то религиозный некрофил как-то заявил, что истинный экстрим – не альпинизм или горный мотоциклизм, а «семейное времяпровождение». Соглашусь, блин…

Панорамы окрестных гор:







Армянский околоток, куда впоследствии мы переселились. Называется Рыбзавод. Армяне сюда перебрались из Турции век назад во время геноцида:















Панорамы Пицундского мыса. Виднеются даже курортные отели-могоэтажки и купол Патриаршего собора Х века:



















Экстремальный отдых:



Абхазский быт удивляет своей непритязательностью и традиционно азиатским полным отсутствием эстетики. По-своему, это даже притягательно:



Напоминание об эпохе, когда абхазам приходилось трудиться:



Только в Абхазии автомобили выбрасывают на помойки:





Сдаётся и продаётся всё, что нужно среднему российскому туристу. Большинство предпочитает оттягиваться в съёмных комнатушках без душа и телевизора – так сказать, экстрим. Категории сдаваемого жилья разные, от 350 р. за койко-место. Почти в каждом гостевом доме – своя кафешка, именуемая здесь столовой.



Есть любители даже такого жилья:





Отличительная черта совковых российских туристов - организованные экскурсии (+ жратва и дегустация вин на каждом горном перекрёстке):











Символическое фото Владислава Ардзинба (1945-2010) – первого президента Абхазии, героя войны с Грузией за независимость 1992-1993 гг:



«Мы умирали, чтобы жить!» - и на фото есть почти все атрибуты абхазской действительности: хороший дом, спутниковая антенна (ловящая, разумеется, российские каналы) и жвачное животное как символ отношения к этой действительности.



Есть серьёзная проблема с мусором (использованные подгузники порой приходится полдня катать в поддоне коляски):



Му́сорок и помоек здесь почти нет, каждый дом ввечеру устраивает публичное аутодафе ежедневных отбросов. Впервые за 10 дней я увидел мусоровоз:



За три года после моего прошлого визита Абхазия сильно загламурела. Есть и такие гостиницы:





Абхазы благочестивы:





Пляж в окрестностях Рыбзавода:



Впереди – тот самый Пицундский мыс. По галечному берегу – минут сорок. По суше мы обходили гигантскую дачу Хрущёва часа два. Именно там кукурузный генсек плавал в бассейне, когда ему сообщили о снятии с должности.

Другая сторона пляжа:











Аскетический воллейбол на камнях:



Одно из вознаграждений – Пицундско-Мюссерский заповедник реликтовой сосны, созданный в 1966 г.:



Когда-то местными соснами были очарованы ещё римляне, давшие этому место прозвание Питиунт, от латинского именования сосны. Отсюда – «Пицунда». Те самые сосны – ещё третичного периода – до сих пор тут растут. На этих фото – их «молодняк», «внуки». Но уже внушительны размеры, уже пьянит ошалевающий аромат прогретой солнцем гигантской хвои.







Руины летнего кинотеатра:





В советское время была пронумерована каждая сосна, даже сухостой и пни:





Летний кинотеатр:



Герои абхазо-грузинской войны соседствуют с голливудскими актёрами. Весь мир - театр, а кавказская действительность даёт возможность в этом убедиться:







Благодаря народосберегательной политике нашего правительства, предохраняющего граждан от бесовской Турции, здесь теперь народу достаточно:



Благочестие:



Несколько раз я был свидетелем того, как абхазы агрессирую на баб в купальниках и полуголых мужиков, как презрительно оглядывают туристов шортах. В первом случае, наверное, действует просто обиженная зависть. В последнем - стыд за свои джигитские ножки: кривые, тощие и волосатые.

Абхазские руины - отдельный разговор. Примечательно и то, от чего они остались, и то, в каком они состоянии, и то, как именно протекает процесс разрушения.





Тот самый рыбзавод. Теперь тут неплохой пляж, на котором даже канализация не мешает отдыхать тоннам сала с наших северов:





"Цивилизация" по-кавказски:







Руины рыбзавода облюбованы российскими автокемперами:



К развалинам прикреплены рекламные баннеры и спутниковые антенны, каждое место сдаётся. Этакая окультуренная и нормированная дикость.
Руины Абхазии вообще весьма красочны – они иллюстрируют преобладание мира природы над самовлюблённым и бренным миром человека. Но в Пицунде это заметно особо – возможно, в силу настойчивого эстетизма, присущего этим местам.



Вот как устроена местная каналолизация:



Канализация. Горные места с успехом пользуются речками в которые сливаются сточные воды из бесчисленных гостевых домов. В непосредственной близости от речки (мы жили на улице Речной) пробита скважина для набора воды, почему-то считающейся особо чистой и даже пользительной. Будучи немного осведомлёнными об особенностях подземных вод, мы предпочли тратить огромные деньги на бутилированную воду (50 р. за 1,5 л.!). Отходы туристической жизнедеятельности поглощает солидное количество радостных рыб, которую яростно ловят радостные российские туристы. Так сказать, замкнутый круг, круговращение глистов в природе.
Безымянная речка-говнюшка выходит на пляж и упирается в психологически-успокоительную галечную перемычку. Все твёрдые отходы остаются в этом озерке (облюбованном всевозможными собаками загорающих россиян), а жидкости невидимо проникают в Пицундскую бухту. Почему-то народ в этом месте отдыхает в повышенной кучности. Словам Ломоносова, «подобное притягивается подобным». И я там был, купался – по усам текло, надеюсь, в рот не попало. Детям моим повезло гораздо меньше; мы были прикованы две недели к месту проживания бесконечными рвотами и поносами.







... и всё это вливается в море, в прямом смысле слова услаждая пляжный отдых!





Но лучше не замечать нехорошего, умом прилепившись к красотым мира сего. Именно так и поступает большинство туристического контингента.



Дорога на Золотые пески - единственный в Абхазии песчаный пляж:



Над дорогой грозят обрушиться целые скалы, придавая интереса шарканью сандалями по раскалённой дороге:





Один кусочек пару лет обрушился прямо на полотно дороги:



Золотые пески:



...и не только пески. Пляж чудовищно загажен. Эту весёлую находку мои пальцы нащупали во время строительства с детьми песочного замка:



Пески не особо золотые – скорее, это мелкая галька, но погрузить в неё избитые галькой ступни весьма приятно. (Если не наткнуться на шприц.)



Какой-то самозабвенный бородач влез в кадр:







Последние две фотографии этого очерка иллюстрируют все грёзы и мечты абхаза. Точнее, абхазца – в данном случае, армянина, ибо посёлок Рыбзавод облюбован армянами, бежавшими сюда из Турции во время геноцида, которого не было в начале ХХ века. Так вот, эти ценности: навороченная тачка, символически намекающая на близость к российскому политическому ландшафту и ничегонеделанье. Полный увэй! Ах, я даже позавидовал этим бессмысленным псевдоджигитам. Слепить из говна хатку, сдавать её за неплохие деньги россиянам, количество которых резко возросло, так как наше государство систематически отучает нас от посещения разных неподконтрольных стран: Турции, Египта, Таиланда.
И на этом окончены все хлопоты! Один туристический сезон с лихвой окупает не только расходы всего остального года, но и оплату обучения молодёжи в нормальных вузах, где зачёты получают не только за баранов – то есть в России. А если ещё и периодически суетиться – завозить из Сочи и втридорога продавать китайские персики и пластмассовые лопатки или реализовывать собственное ацетоновое винишко и сивушную чачу – вообще можно не тужить. Вот и колесят абхазы по своим хорошим дорогам на хороших, новых и чистеньких машинах. Вот и ведут расслабленный руссоистский образ жизни. Здесь я снова задался проклятым вопросом который обуревал меня в Гоа: можно ли окунуться в расслабленный примитивизм, в по-настоящему традиционный дауншифтинг так, чтобы никакому дураку из какой-нибудь Перми не пришлось за это платить? Можно ли не паразитировать на несчастных отрабатывателях кредитов, устраивая для себя сказочный традиционализм?





Итак, Пицунда – эстетическая сердцевина Абхазии. Место, где можно не просто пожарить пивное пузо, но и культурно отдохнуть. Будем проверять эти возможности, упражняться в интеллигентном гедонизме и утончённом примитивизме.

Для современного россиянина Гоа - травматическое воплощение мечты о рае. Волею судеб наши предки оказались прижаты к Северному полярному кругу настолько, что невыносимость жизни породила высокую духовность, утончённую культуру и величайшую в мире тоталитарную государственность. Всё это - и Сергий с Аввакумом, и Чайковский с Достоевским, и Сталин с Путиным - окружают нашу действительность как знаки неизменного бытия. Но пружина не может долго быть сжатой, и всё больше соотечественников задаются своевременным вопросом: "А нужно оно всё мне?!".. И интуитивно обращаются к примитивизму и дауншифтингу - конечно, не в том виде, какому учат Джон Зерзан и Хаким-Бей, но всё же великолепному. Сменить уродливые грязные мегаполисы на местечки под пальмами, государственность на вседозволенность, свободу как "осознанную необходимость" на свободу как радость жизни.
И едут, едут в Гоа. Почему сюда? Предстоит разобраться. Рабочая гипотеза: Гоа во всём противоположно России, но это "не совсем Индия", поэтому в этом азиатском мирке можно жить без страха дизентерии.
Итак, наша исследовательская группа прибыла в Португальскую Индию, чтобы, тщательно во всё вникнув, разобраться в хитросплетениях современного российского дауншифтинга. Задачи перед нами стоят непомерные; надеемся, что нам хватит здоровья и денег на их осуществление.
Начинаем с первых впечатлений о Гоа, гоанцах и гоанстве.
К моему разочарованию, Гоа совсем не похож на хиппанскую мекку - это вполне буржуазное место, на много порядков выше уровнем, чем прочая Индия. (Для индийцев Гоа - что-то типа нашего Сочи, только если бы олимпийские стройки были непрекращающимися.) Торговля, торговля, торговля - вещами, услугами. Всё это однотипно пёстро, слегка навязчиво и весьма интересно.
Улица в Анджуне (Северный Гоа):

DSCF1980.JPG

Земля здеь красна и бестравна, похожа на пустыню. Но климат - чудесный.

DSCF1988.JPG

Мусора предостаточно - это ж Индия! - но во много раз меньше, чем в более духовной части этой страны.

Главный символ Индии и индийцев:

DSCF1996.JPG

Когда я смотрел эти фотографии в Паутине, думал: отфотошоплено. Нет, здесь именно такие буйство красок и резкость ландшафтов:

DSCF2011.JPG

DSCF2012.JPG

450 лет Гоа был под управлением португальцев. По этой причине здесь сейчас самое большое количество индийских католиков (30 %), кресты и старинные храмы на каждом шагу - в особенности на всяких выступах, пиках, мысах и т.п. Некоторые современные социологи пытаются провести параллели между экономической развитостью и христианским прошлым (иной пример - южные штаты Керала и Тамилнад).
Это на пляже Анджуна:

DSCF2019.JPG

DSCF2021.JPG

На пляже Анджуна мало песка. Примечателен пляж живописными пемзовидными каменными россыпями.

DSCF2033.JPG

Долой цивилизованность! Моя находка на самом верху нависающей над пляжем горы:

DSCF2037.JPG

А вот то, чем славен Малабарский берег Индии и вообще Аравийское море:

DSCF2042.JPG

DSCF2058.JPG

Заметьте: кресты не просто торчат, как современные железобетонные прогибы российских властей перед попами. И кресты, и индусские идолы используются для возжигания лампад и свечей простыми гражданами, о чём-то просящих высшие силы. В принципе, как свечки в наших храмах. Вот только забраться сюда трудновато... Духовные люди!

DSCF2073.JPG

Модный русский клуб. Днём коровы лежат снаружи, ночью - малость иные - тусуются внутри.

(без названия)

А вот и сам пляж Анждуна. Компактно, людно и терроризируемо лавочниками:

(без названия)

Отличный контраст между "нашими" и индийскими девушками. Читатель может считать меня старомодным, но для меня "ихние" - даже одетые! - привлекательнее и женственнее. Есть три полюса женственности: Жена, Любовница и Проститутка. Читатель, сверяй сам:

(без названия)

Здесь уважают Боба Марли. Его лики повсюду, песни - чистые и ремикшированные - просто висят в воздухе. Вот и сейчас заиграла (сижу в кафе).

(без названия)

(без названия)

(без названия)

(без названия)

Скучать не придётся:

(без названия)

Говорят, и Индии нет супермаркетов. Я нашёл три! И цены в них ниже, чем у торгашей. Правда, у этого нет дверей...

(без названия)

Пример старинной индо-португальской архитектуры:

(без названия)

(без названия)

(без названия)

Отделение полиции Гоа. На воротах (причём на всех) написано: "Live Happy". Ну здорово ведь?! Этакий хиппанский след:

DSCF2140.JPG

DSCF2141.JPG

Заросли указателей в буржуазное счастье:

DSCF2142.JPG

В 1960-е индийцы тупо отобрали у португальцев Гоа и ещё пару колоний. Но католичество осталось. Часовня XVI-XVII в.

DSCF2145.JPG

Школа. Гоанцы ещё и учатся. Причём выглядит всё серьёзно, по-британски (за исключением бюста какого-то великого школьного вождя). За углами никто не курит.

DSCF2158.JPG

Ничего не напоминает?

DSCF2162.JPG

Банк. Интересно, какие проценты дерут...

DSCF2167.JPG

Знаменитая церковь Св. Антония (1613) - одна из старейших католических церквей в Индии.

DSCF2173.JPG

Крест на ранке, среди палаток:

DSCF2189.JPG

Индия - это пыль... Пыль веков, наверное.

DSCF2203.JPG

Старинный форт Чапора (1717), изначально созданный махаратхами для избавления от португальцев. Затем - португальский, естественно (нынешний вид).

DSCF2208.JPG

DSCF2209.JPG

Пляж Вагатор.

DSCF2216.JPG

Идол Кришны прямо на пляже. Проходя, индусы кланяются. Но ориентировочный флажок к нему привязали.

DSCF2238.JPG

DSCF2258.JPG

Я прямо в сандалях забрался на гору. Форт Чапора:

DSCF2273.JPG

DSCF2308.JPG

DSCF2361.JPG

DSCF2376.JPG

Известный индуистский храм в Анджуне:

DSCF2365.JPG

Вот ещё пример другой духовности. Обрати внимание, читатель, на свастики:

DSCF2380.JPG

Вот ещё пример. Хотел отослать это фото знакомому скинхеду-байкеру - порадоваться:

DSCF2331.JPG

Типичный гоанский пейзаж. Когда-то было много замечательно ирригируемых полей. Потом пришли туристы, надобность в полях отпала.

DSCF2382.JPG

Основное транспортное средство в Гоа:

DSCF2414.JPG

Синерукая святыня во дворе караоке-бара:

DSCF2441.JPG

На этой оптимистичной ноте я окончу свой очерк, читатель. Заглядывай сюда периодически. Вскоре пойдут обобщения!
Что есть рай? Состояние духа или невозвратно потерянная действительность?..

Profile

bratya_zabaday
bratya_zabaday

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner