?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: путешествия

Шанти-шанти? В ответ на репортажи об индийском засранстве нас попросили поделиться радостями этих мест. Исполняем. Мы стараемся быть объективными, насколько это возможно. Индия чудовищна, но вместе с тем прекрасна. Гоа – не совсем Индия, поэтому здесь Азия и Европа, Природа и Культура переплетены в самых невероятных комбинациях. В нашем последнем сообщении отсюда мы не будем терзать отвыкшего мыслить читателя нашим словоблудием. Просто покажем. Визуалы, наслаждайтесь!

Рассвет над рекой Тереколь
Рассвет над рекой Тереколь
Read more...Collapse )


Я узнал, что такое ДОЖДЬ, только здесь. Как ни банально это выглядит. Как ни удивительно – из-под пера сахалинца.

Мунсун – сезон дождей, когда за три месяца выпадает годовая норма осадков, и Гоа лидирует в этом по всей Индии.

Read more...Collapse )


Галопом по Азиопам! Напоследок – сразу несколько фоторепортажей о том, что мне запомнилось в этом трипе.

Первое – штат Махараштра (столица – Мумбай-Бомбей, третий по величине город в мире). Поскольку я обитал на самой границе с Махараштрой, решил съездить на разведку через пограничную реку Тереколь. И мне неожиданно  понравилось! 

Read more...Collapse )


Море испортилось. Вода стала бурой, пляж источает зловоние, мёртвая рыба вперемешку с мусором украшает береговую линию. 

Read more...Collapse )


Я решил эмпирическим способом проверить, наличествуют ли ещё у меня порох в пороховницах и ягоды в ягодицах — черкануть пост в олдовом стиле. В прошлый раз я показал несколько симпатичных фоток этого чудного места. Нынче, зритель, я окуну тебя в мир человечий (так сказать) — покажу тебе «цивилизацию» гоанцев. Покажу, что способны сделать люди со средой своего обитания.

Киплингу посвящается. Как всегда.

Read more...Collapse )


     Гоа – индийский штат, но сами индийцы приговаривают: «Гоа – не совсем Индия». Это место впечатлило меня как, ни одно из увиденных и прочувствованных ранее. Это не просто туристический кусок земли и моря, где возможно приятно и недорого отдохнуть. Это особая вселенная, существующая по своим законам – настолько отличным от наших, что после возвращения в Мордор я полгода не мог придти в себя, и результаты окунания в Гоа ощутимы в моей душе по сей день. Пока я там был, пытался разобраться в т.н. «гоанском синдроме», о нём размышлял и всё время после возвращения. И теперь, наблюдая как россиянские серость и злобность вытесняют шанти, почерпнутое в Гоа, я решил, пока не поздно, запечатлеть свои впечатления.
    Рабочий вопрос: что в Гоа настолько привлекательно, что заставляет отовсюду туда попросту сбега́ть? Куда, к кому бегут, от чего и от кого? И получается ли? Особые масштабы это бегство имеет в среде наших соотечественников, заселивших в Гоа уже целый городок – об этом феномене Буслов даже снял нашумевший фильм «Родина».

Read more...Collapse )


Рейтинг@Mail.ru


    Итак, мой безразличный и безличный читатель, я покидаю утомившую меня «Страну души», в наследство оставляя несколько заключительных замечаний об Абхазии и абхазах.
Абхазия грязна и криклива. Чудовищно вздутые цены, почти полное отсутствие инфраструктуры, хамоватые продавцы, повсеместные помойки. Но чистое море, сказочные ландшафты, деревенская атмосфера. После того, как хрущёвский проект «европейской» Пицунды девальвировался, наступила эпоха полудикого отдыха в одичавшей Абхазии. В чём причины нынешней привлекательности Абхазии? Основная причина, как мне кажется, именно в само́й этой дикости: современная Абхазия с горами пивных бутылок гораздо ближе обыдлевшему контингенту современной России – настоящим россиянам. Так сказать, ближе к народу, чем то, что было осуществлено хрущёвскими курортостроителями, задавшими своеобразную планку советского высокого потребления – уровня инженеров и завучей.
Кому-то по душе именно деревенская атмосфера – после какого-нибудь Екатеринбурга или Новосибирска таскаться с бутылкой местного горького пива в руках по раздолбанным грунтовым дорогам на море под палящим солнцем, перешагивая коровьи лепёшки, - вполне себе экзотика. А если к этому прибавить ещё и предлагаемые на каждом шагу экскурсии на горные озёра и чудесные водопады – после этого возвращение в родимый российский железобетон какое-то время даже не будет угнетать.
Многие в восторге от местной природы: гор и моря. Особенно обитатели депрессивных регионов России, выезжающие у себя «на природу» раз в месяц, минуя километры безобразных гаражей и загаженных промзон. Здесь чисто и аккуратно. Эти места облюбовала вышедшая из низов сталинская элита, понастроив тут своих дач. Хрущёвская братва провела апгрейд этих мест – и так до Горбачёва (на дачу которого также устраивают экскурсии).
Православные кентавры, желающие погреть и тело, и душу, имеют в Абхазии множество возможностей для своих сублимаций. По дороге в Пицунду умер знаменитый Отец христианской Церкви святитель Иоанн Златоуст. Кстати, умер в храме во имя святого мученика Василиска – племянника святого Георгия Победоносца (убитого вместе с ним). Тут хранили запрятанную главу св. Иоанна Крестителя – теперь в эту священную пещеру ведут несколько сотен ступеней; некоторые хвастают их преодолением – не для всех сие усилие. А в Илоре есть храм, где находятся 17 мироточивых икон! На большей части из них видны следы кисточки, но православных это не огорчает – заявил же когда-то Тертуллиан: «Верую, ибо абсурдно».
Мы потратили 2/3 отпускного времени на нон-стоп лечение наших детей от кишечной инфекции. Как выяснилось, все без исключения российские туристы проходят через это. Поликлиника заполнена нашими земляками, пытающимися унять ревущих, блюющих и дрищущих отпрысков. В аптеке все скупают одни и те же лекарства: «смекту», «фуразолидол», «энтерофурил». Возможно, причина в том, что канализация всех прибрежных районов речками аккуратно вымывается в море, на купающихся. Говорят, морская вода – естественный антисептик, но кислотно-щелочной баланс воды Чёрного моря – один из самых нейтральных, здесь очень приятно плавать. Вероятно, кишечная палочка просто не успевает исчезать в воде, будучи проглатываема дорвавшимися до райских условий северянами. Так что дети болели почти непрестанно.
Взрослые – тоже. Во-первых, сахалинской болезнью – отитом. Здесь кошмарные сквозняки (хозяева ведь скупятся не только на кондиционеры, но даже на вентиляторы). Во многих магазинах, зайдя с уличного пекла, встречаешь леденящий ветер их кондиционера.
Санитарно-гигиенические условия – почти никакие. Нормальное дело – подавая суп, запустить в него большие пальцы рук. Горцы-то не мрут: акклиматизировались за столетия кровной мести. Болезни россиян им также выгодны: покупают больше лекарств (говорят, половина – фальшивые), да и приём у врача платный.
С едой – настоящая катастрофа. Мы приехали с дорогущего в плане продуктов Сахалина, чтобы отъесться фруктами и овощами. Оказалось, на большинство продуктов цены – сахалинские, на оставшуюся часть – более высокие. Вода – 100 р. за 5-литровую бутылку, 50 – за полуторалитровую, маленькая сосиска в тесте – 50-100 р., макароны – 50 р… Абсолютно всё привозится из России. Абхазы не заморачиваются, придумывая цены: либо 100, либо 50. Судя по вкусовому и фактурному сходству, а также по запущенности и заброшенности местных садов, почти все фрукты привезены из Китая. Выбор продуктов невелик, магазинов мало (единственный в стране супермаркет «Континент» закрыли). Единственное исключение составляет неплохой местный сыр, производимый из молока здешних андрогинных коров. И вино, производимое, как поговаривают, из турецкого виноматериала.
Абхазы удивительно сочетают в себе напористость и беспринципность торгашей с кавказским желанием высоко и гордо себя нести. Они молниеносно переключаются с доходящей до подхалимажа услужливости в агрессивное самовыпячивание. Они могут несколько часов вести задушевный мелодраматичный разговор с тобой ради одной цели – втюхать тебе какую угодно дрянь. Они не просто продавцы – они ещё боятся уронить себя, обидчивы и капризны, словно дети.
При этом они остаются типичными азиатскими выпендрёжниками. К примеру, в одной семье, где мы жили, не было денег на то, чтобы вставить окно в кухонной веранде, но зато имелось две машины: всепогодный джип «Паджеро» и новёхонький седан «Мицубиси» для выездов «в город» (по словам хозяйки, для этого нужны именно отдельная машина).
Отношения «М/Ж» у них во многом азиатские. Поскольку почти всегда после 25 лет абхазская женжина превращается в ужасное усатое и мужеподобное существо, они патриархально исключены из всех «высоких» сфер. Поэтому пока эти страхолюдины волочат на себе хозяйство, воспитывают детей, сдают квартиры, их праздные мужья рассуждают о моторах и сплетничают на лавочках. Как и положено в патриархальной Азии, горцы мужского пола постоянно обнимаются, целуются, прикасаются друг к другу и проявляют все остальные признаки скрытой гомоэротики. Эти цветочки напускают на себя хмурость и агрессивность, поскольку почти полностью отчуждены от повседневного хозяйства и быта. А война – её уже двадцать лет нет, никому не интересно словесное бряцанье оружием. Матриархат есть проявление осёдлости.
Я давно заметил, что нацию любой страны характеризует наиболее распространённое в этой стране животное. В Абхазии это – собаки и коровы-андрогины (без вымени, с бычьми повадками)…
Проживающие здесь в большом числе армяне немного отличаются ментально – они более приземлённые, меркантильные. Но в целом не выходят из абхазского ментального образа, поэтому их можно и не выделять в отдельный этнос.
Мы для них – «отдыхающие», «черти» (сам слышал!), денежные мешки. Абхазы не только не создали никакой самостоятельной промышленности, не восстановили послесоветскую разруху, они даже свои сады похерили. Russo touristo тащат сюда достаточно денег для закупки фруктов из Китая, виноматериала – из Турции, а всего остального – из России же. Русские всё сожрут! И ещё попросят.
Безусловно, если и приличные абхазы – те, про которых повествует Википедия. Те, кто выступают с концертами и пишут о самих себе этнографические очерки. Те, кто знают и читают своего полусоотечественника Фазиля Искандера. Таковых немного осталось в сухуме, но большей частью они попрятались в Сочи, Питере и, конечно же, Москве.
В отношении к россиянам у встреченных нами абхазов просвечивается едва скрываемое презрение, выдающее глубинную неуверенность горцев в себе и своём «государстве». Ведь они похерили почти все остатки советской экономики и не создали ничего нового. Имея на руках огромные деньги, достающиеся им от нас, они даже не научились сотрудничать, чтобы, к примеру, устанавливать мусорные контейнеры или асфальтировать дороги. И если вдруг россияне по каким-то причинам не смогут сюда приезжать (а закрытие границ е за горами), вся эта «независимая республика» сдуется за несколько недель.
Кроме того, их презрение к россиянам, проявляющееся в любом конфликте, скрывает под собой, как учил Фрейд, презрение к самим себе. До ХХ века абхазы были горцами. Таскались с холма на холм, пели песни, пили вино, развлекались кровной местью – всё, как в описаниях Фазиля Искандера. Причина того, что они не спускались, - чудовищная малярия в приморских районах. Сюда – на крайний север Римской империи – римские и византийские правители ссылали неугодных, на верную смерть. Как, например, Иоанна Златоуста.
Всё изменил костромской купец Игумнов, переселившийся в эти места, спасая от смерти свою супругу. Когда жене стало легче, предприимчивый русский богач решил обустроить эти места так, чтобы тут можно было жить на берегу. И обсадил здешний черноморский берег эвкалиптами! За день один эвкалипт может всосать в себя целое болото – среду обитания малярийных комаров. И за полвека побережье превратилось в райские места, ко времени строительства первого курорта в Гагре принцем Ольденбургским.
Абхазы спустились с гор, научились носить одежду, говорить по-русски и относительно прилично вести себя, но от комплекса неполноценности, который всегда прикрывается т.н. «кавказским темпераментом», они не избавились по сей день. Советское время ещё сильнее занизило самооценку абхазов, так как русские выстроили здесь города, дороги и мосты, школы и больницы, наладили курортную инфраструктуру. А после утраты зависимости от Москвы и Тбилиси, абхазы, как саранча, спустились на всё, созданное здесь русскими, и теперь сдают нам же это жильё и продают воду за 50 р/бут. Своего они не привнесли ничего – кроме понтов и ацетонового вина.
Поэтому когда называешь абхазов крохоборами, паразитами и тунеядцами, они крайне резко на это реагируют. Понять их можно: кроме собственной истории времён Царя Гороха, похвастать им нечем.

Дальше я, верный своей неразборчивости в суждениях, неразборчиво помещаю ещё несколько фоток, отразивших разные стороны нашего пребывания в «Стране души». Смотри, читатель, якорись на том, что тебе самому желательно:

































































Так что жизнь туриста здесь дорогая, дискомфортная, грязная, шумная, чреватая болезнями и межэтническими мордобоями. При всём нашем безусловном настрое на шанти, пребывание здесь превратилось в борьбу за выживание, хотя мы очень старались выуживать для радости некоторые моменты. Ехать с детьми сюда просто нельзя, если это ваши дети или если вы не хотите от них избавиться легальным путём. Отдых тут превращается в игру на выживание, в беготню за сувенирами, в перманентное похмелье после местных ацетоновых вин. Отдых здесь сочетает черты: совковые растительные, новороссиянские судорожно-потребительские и утомительную кавказскую экзотику. Это не отдых, позволяющий задуматься или хотя бы серьёзно внутренне расслабиться. Это лишь чисто переключение рода деятельности и обстановки. Такой отдых позволит сохранить трудоспособность лет до пятидесяти, но не позволит задаться вопросом (как в Гоа): «А нахрена мне вообще всё это нужно?». Именно такой народный отдых нужен нашему государству. И руинированная Абхазия – иллюстрация того, чем является наша любимая родина – не более, чем СССР-2.



===




Рейтинг@Mail.ru

Новый Афон никак не хотел пускать нас к себе. Трижды мы пытались, но не смогли: болели дети, резко портилась погода. В конце концов мы решились и поехали, несмотря на единственный дождливый и ветреный день. Если бы поехали назавтра, таким был бы день завтрашний. Не хотел центр кавказской духовности допускать до себя скептиков и агностиков.

Город Новый Афон

Новый Афон – небольшой городок в часе езды от Пицунды. Место наименее облюбовано туристами для проживания, хотя там имеется наибольшее число достопримечательностей и вполне неплохой пляж.

В древности именно здесь была Анакопи́я – столица Абхазского царства с одной из самых высокогорных крепостей в мире. (Потому римляне и не стали её завоёвывать, а создали свой форпост – Пицунду.)

В 1874 году русские монахи из Пантелеймонова монастыря с греческой горы Афон решили создать филиал своей обители в этих местах. Это официальная история. В действительности, греческий Афонский Пантелеймонов монастырь был чем-то вроде пансионата для престарелой российской аристократии XIX века. Но к концу столетия греческий Афон заполонили простолюдины со своими примитивными исканиями духовности – им нужны были многочасовые службы и запутанные ритуалы, а не вдохновенные и высокохудожественные проповеди и прогулки по аллеям с размышлениями о своих грехах. Потому староафонские монахи-аристократы решили создать себе ранчо на абхазском берегу Чёрного моря.

Они прибыли сюда с деньгами, много вложили и представили хорошую картину приехавшему сюда в 1888 году Александру III. «Русский царь», создававший новые, ультраконсервативные основания для своей «тюрьмы народов» был впечатлён размахом тогдашней «стройки века» и сам неплохо вложился в богоугодное предприятие. Это было сигналом «дают откаты!» для тогдашней буржуазии, хлынувшей впоследствии в дикую Абхазию и сделавшей из неё курорт.






Монахи-аристократы стремились сделать Новый Афон приятным для своих утончённых молитвенных созерцаний. Они, конечно, монахи, но не биться же бывшей княгине Волконской лбом об пол в едином молитвенном порыве с потными бывшими крепостными в душном храме. Этим монахам нужны были озёра и аллеи, чтобы размышлять о своих юношеских грешках с поручиками и балеринами.
Вот пруд с лебедями:









Вот и советчина примазалась:



Руины Нового Афона - наверное, самые живописные:





Новоафонский Симоно-Кананитский монастырь

Новоафонский монастырь – особый случай. Прежде всего, он приватизировал древнюю христианскую святыню – место жизни и смерти апостола Симона Кананита. Того самого, на свадьбе которого Исус Христос превратил воду в вино. Он был как враждебный элемент впоследствии сослан римскими властями в эти места, где прожил два года до своей кончины.

После прихода советской власти в эти места, монастырь, естественно, отобрали у попов и превратили в клуб. С 1994 года новоиспечённая Абхазская православная церковь вновь получила монастырь в свои немногочисленные руки.

Об Абхазской православной церкви стоит сказать особо. После грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. абхазское духовенство отказалось подчинять грузинскому патриарху и провозгласило собственную церковь. Эту церковь никто не признал в православном мире, кроме, разумеется, Русской православной церкви Московского патриархата и её сателлитов. Примечательно, что в этой церкви, как у староверов, нет епископата, и священников втихую рукополагают в РПЦ МП.

В 2011 г. «ради искоренения раскола» братия Новоафонский монастыря (главной житницы абхазского православия) в лице двух священников и кучки прихожан откололась уже от Абхазской православной церкви и присовокупилась к Константинопольскому патриархату (Стамбул, Турция). Так что получился раскол внутри раскола. Заботливые российские батюшки, узнав, что их паства намеревается посетить «Страну души», предостерегает от участия в таинствах и обрядах на территории этого монастыря. Однако обилие загорелых молящихся в Новом Афоне показывает тщетность усилий пастырей, ради государственного блага учащих: «раскол – хуже ереси».

Дорога к монастырю:










Всё для народа (ударение на "всё"):















Колоколенные часы подарены Александром Третьим:





Это вам не Троице-Сергиева лавра! Здешние монахи живут небогато (все пятеро):







Расписывали собор мастера знаменитого села Палех Владимирской губернии. Из-за хорошего климата фрески сохранились почти в первоначальном состоянии:







Загорелые и отмассажированные длани умело ставят свечки:

















Очередь к иконе св. Пантелеймона обусловлена, наверное, эпидемией кишечной палочки. Примечательно, что среди молящихся почти нет абхазов - им чача позволяет не заражаться.



Символический пример того, как православие превращает мужиков в женщин. В православном государстве один мужик - государь! Остальные все бабы еси:









Просветлённые взоры:







Вокруг монастыря:







Храм Симона Кананита

Живописно руинированная дорога ведёт к подножию Иверской горы, на которой располагается Новоафонский монастырь. Наверху - развалины знаменитой Анакопии.

Это Царская аллея:

Прибыв сюда морем, «царь-мужик» Александр III не захотел долго подниматься серпантинной тропой и взбежал прямо по холму. В благодарность за этот героический поступок государя (а также за все его дары и льготы монастырю) монахи обсадили это место кипарисами и обозвали аллеей.

Храм Симона Кананита был построен в IХ веке:





Типичный ранневизантийский храм, отражающий своими формами память о воинском духе ранних христиан – ещё не оскотинившихся на государевой службе и не выродившихся в патриотов
Под храмом захоронены мощи Симона Кананита, но не под алтарём, как обычно, а где-то сбоку. Говорят, специально – чтобы вандалы и антихристиане не смогли отыскать. Место захоонения апостола вообще долгие годы было тайной. Дохристианский Рим тщательно искоренял предметы культа всех альтернативных идеологий, в особенности плебейских. Пока Константин ни придумал свой вечно актуальный византийский проект.





Многими хвалимый Музей Абхазского царства:



Рядышком расположена Псырцхинская гидроэлектростанция (1919) – одна из старейших в России:





Вот только ни проводов, ни подстанций не видать...









Место, где был прикован Прометей:



Сейча оковы массово напяливают на себя желающие сфотографироваться - почти исключительно женщины. Мужикам достаточно семейной жизни...





Форель:



Псырцха

Платформа Псырцха Абхазской железной дороги:




Красивейшая из всех станций Абхазии. Некоторые полагают, что и самая красивая в мире. Была построена – примечательно – в 1944 году, во время Войны.



Это уже не сталинский ампир - это сталинское барокко, один из лучших его образцов:





Ещё один интересный символ, сочленяющий сталинщину с византийщиной:





Эхо войны:


















У Симона Кананита

Вход в Псырцхинское ущелье, где находятся пещера и место смерти апостола Симона Кананита:



Вход официально платный, не как в храмах:







Красочный лесопарк:





Наскальный след стопы апостола Симона - одна из величайших христианских святынь Кавказа:





Тут же была соружена гидроэлектростанция со святой водой и святым электричеством:











Лобное место - здесь апостол Симон Кананит был казнён римскими (дохристианскими) властями:



Камни в реке слегка красноватые - верующие говорят, что это несмываемые отпечатки крови апостола. Если поверить, вообще все камни станут красными. Химической экспертизы не предполагается:



Подъём к пещере апостола Симона:



Лжепещера:



Она образовалась относительно недавно, но предприимчивые абхазы и в ней продают свечки. И в прошлый приезд именно в ней проникался атмосферой «апостольских мест», пока случайно не обнаружил подъём в настоящую пещеру. Тех, кто продаёт свечки, тоже можно понять: не все в силах залезть в верхний храм, а прикоснуться к благодати охота всем. "По вере вашей да будет вам!"

Настоящий грот Симона Кананита:





Место было обустроено монахами Новоафонского монастыря, превратившими каменный мешок во вполне презентабельную церковку.





Благочестивая фотосессия:







Сам апостол был более скромным и аскетичным - лазал через эту дыру в потолке по верёвке:



Всё - как положено в православных храмах:



Не угасает курортная молитва:





Советский ход вовне, подальше от святынь "старого мира":









Ну ооочень ёмкие руины:





Абхазам никто не пишет:



Анакопия

На соседней горе находятся руины Анакопийской крепости – символа и средства абхазской независимости:






























Вот почему никто не мог взять крепость даже измором:













Развалины христианского храма. Частично восстановлено - на современный лад:







Останки древнехристианской культуры:























Эта глава была почти без комментариев - фото говорили сами за себя. Римляне вынуждены были основать Пицунду, чтобы постепено подчинить себе Абхазию. Ибо эта горная толица была неприступна. А ещё римляне использовали замечательную стратегию завоевания, оправдавшую себя и продемонстрированную здесь, - христианство.

Новоафонская пещера

Новоафонская пещера была открыта в 1961 году спелеологом Гиви Смыром, а уже несколько лет спустя была открыта для туристов. Этакие «адские красоты» - нейтрализация рядом расположенных руин монастыря. Сделано всё было стильно, даже многие заборы города украшают логотипы пещеры:



Сказочный вестибюль:





В пещеру туристов везёт специальный поезд - один из самых маленьких в мире:



Граждане спускаются, не оставляя наджежд на возвращение (как в вообще в абхазском отпуске):



Неприличные сталактиты и ещё более непристойные сталагмиты:











Примечательно, что Гиви Смыр до сих является главой всего этого музея, а у большинства жителей этой горы фамилия Смыр. Какие-то кавказские социальные экзерсисы, неведомые нам.

Заключение



Часовня, построенная на месте прибытия Александра Третьего:







Именно в Новом Афоне, наблюдая, как загорелые дамочки, прикрыв платками свой пирсинг и татуировки, старательно ставили свечки, писали поминальные записки, вдохновенно крестились и молились. Их спутники, большей частью обёрнутые юбками (что символично!), ненадолго выпущенные из-под каблука, с нейтральным интересом разглядывали фрески и иконы. Есть глубочайшая связь между осёдлостью, матриархатом, государственной религией (в нашем случае – православием) и ментальной кастрацией мужчин. Православие – как женственная религия – вообще особо удобно для превращения мужчин в бесполых государевых рабов. В православном государстве один мужик – царь-батюшка. Эти мысли я не буду подробно развивать здесь, читатель, я оскверню ими твою голову их другого источника.
И я убыл бы из Нового Афона только с этими мыслями, если бы они ни были частично нейтрализованы прекрасным памятником племенного мужества – Анакопией. И пустопорожней советской дырой в земле – Новоафонской пещерой, несущей никакое эстетическое содержание. Целых три модели духовности. Целых три уицраора!
Какие уицраоры правят этими местами?
Мы есть тот, кто нас ест.

С Гагры в начале ХХ века началась курортная история Абхазии. Российский и германский дворянин высшего порядка принц Александр Петрович Ольденбургский (1844-1932) получил огромные откаты субсидии на устройство в Гаграх «климатической станции» - так, чтобы было лучше чем в Ницце. Неча по заграницам шарахаться! Это был комплекс санаториев для высшей российской аристократии, даже Николай II тут недолго отдыхал.
Принц Ольденбургский разбил здесь чудесный парк, построил несколько пансионатов и ныне действующий ресторан «Гагрипш».
После 1917 года, после победы бандитов-сталинистов над идеалистами-троцкистами, воцарившаяся шодла старательно имитировала царскую аристократию. В том числе в манере отдыха – только с быдляческой неуёмностью и кавказским размахом. Гагры превратились в способ вознаграждения за отречения от отцов, за доносы на друзей, за травлю сослуживцев. Побывать здесь в 1940-1950-е гг. значило продемонстрировать свою принадлежность к сообществу неподсудных небожителей. Тропическая атмосфера, сальная сталинская имперская архитектура, каменная память о сливках империи – всё это создавало ощущение земного рая – того самого, на который быдлокоммунисты променяли бесплодные мечты Плеханова, Ленина и Троцкого. Некоторые считают, что мода на курорты – дело сегодняшнее. Нет, как раз в советское время отпускная показуха стала способом самоутверждения и даже дальнейшей карьеры (в Гагры кого попало не пускают!). А сегодняшняя массовая движуха на курорты – уже подражание коммунякам, которые подражали имперской элите. Копия с копии – симулякр (оригинал утерян).
Вот это здесь и происходит. Российский саложирокомбинат, оккупировавший эти места напоминает то ли нашествие варваров на Римскую империю, то ли налёт саранчи на сады Семирамиды. Море отступило от набережной; сама набережная и вся санаторная инфраструктура в руинах; заросшие и загаженные аллеи парка принца Ольденбургского напоминают джунгли; самодовольные пузаны в купальных трусах и с пивом в татуированных руках сменили чахоточных интеллигентов в льняных пиджаках и с тросточками; орды купающихся обитают не в дворцеподобных ныне разрушенных пансионатах, а в ульеподобных хижинах предприимчивых абхазов, спустившихся ради этого с гор. Официальное население Гагры – порядка 10 000 чел., но в отпускное сезон численность увеличивается почти вдесятеро. Но о населении – после; сейчас –  о живописной разрухе. Своей живописностью разруха может соперничать с имперской вычурностью сталинской архитектуры.

Обо всё по порядку. Гагра выгодно отличается от прочих курортов Абхазии своими чудесными отрогами Кавказа, нависающими над морем. Город располагался на горах, пока деятельность русских курортологов и ирригаторов не позволила горцам и отдыхающим спуститься к морю:



Как это было:





Сам прынц:



Главная точка - быв. площадь Гагарина, нынешняя площадь Нарта:



(Пощему ни в одном городе России нет плащади Русских?..)



Руины недостроенного дворца молодёжи - единственное здание в Гагре, выбивавшееся бы из архитектурного имперского ансамбля:



Начну того, что символически являлось в советское время прививкой сухопутной империи к скоротечным реалиям приморских земель, - с железнодорожной станции Гагры. Точнее, с её развалин. Некоторые искусствоведы полагают, что абхазская железная дорога – самая красивая в мире. Не знаю, так ли это, но то, что она замечательно иллюстрирует кризис и нерушимость империи – очевидно:





















Истинный индастриэл:









Тоннель снова в работе, пропуская российские поезда до Сухума:





Ещё одна ж/д станция в Гагре, сейчас не используется:







Гагринское водоснабжение:



Даже вентиляционная станция - шедевр сталинского ампира:



О благочестивые абхазы!



Вся суть Абхазии - в этом снимке:



Крепость Абаата (II в.):





От крепости доныне остались только камешки в основании стен. Сегоня стены окружают стильный ресторан. Заходя в крепость, сразу попадаешь вресторан – воистину,кавказский стиль достопримечательностей.

Церковь V в.:





Это не только старейший храм, виденный мной. Это ещё и образец современной неоправославной мифологии. Сам храм – типичный пример церковки для христианских «низов» римской армии: скромный, серый, функциональный.





Типичный приер грузинского христианского искусства (о да простят меня абхазы!):



А это уже византийщина:





"Аз есмь Альфа и Омега," - рече Спаситель. А посередине что, кто наполняет остальные буквы? Правильно, Церковь. Во главе с императором - наместником Бога на земле.



Вообще-то храм был посвящён Богоматери – говорят, что празднику Покрова, хотя это событие начали отмечать гораздо позже. В конце ХХ века, в наши дни кто-то ошибочно переименовал турецкого раннесредневекового епископа Ипатия Гангрского в «Ипатия Гагрского». И началось… Фантазия религиозно человека, являющаяся замещение реального мира, в котором жертва не смогла успешно устроиться, допридумывала всё остальное. Сперва церковь «переименовали» в память Ипатия «Гагрского». Священноначалие позже узнало о подмене, но ради уважения к вере и кошелькам туристов ничего менять не стали – русская икона Ипатия (уже Гангрского) встречает посетителей и молящихся, храм официально носит его имя, занесённое на все карты и во все реестры достопримечательностей.
Ипатий Га(н)грский. Славянские титлы спасают положение:



Дальше произошло самое интересное. В горах над Гагрой есть интересные пещеры. Какой-то предприимчивый церковник ухитрился их «передать в пользование» св. Ипатию – дескать, тут молился-постился-преставился (хотя на деле Ипатий не выезжал из своей родной Италии). И эта фикция уже является официальным топонимом, нанесённым на карты!
То-то я удивился, когда искал «пещеры св. Ипатия», и ни один из стариков, живших у подножия тех гор, не ведал про них. Одна 90-летняя бабка заявила: «80 лет живу тут: пещеры знаю, про пещеры святого Ипатия – впервые слышу!».













Вот так и строится религия. Её главный двигатель – сам человек. Утомлённые совесть, память и самооценка сами подскажут выдумки, наиболее приемлемые в конкретной ситуации. Подлить к этому иезуитскую концепцию «лжи во имя спасения», всыпать стакан туманного блудословия каких-нибудь «святых отцов», добавить щепотку экстаза каких-нибудь юродивых местного розлива, протомить на медленном огне «освящённости веками» и подавать в сосуде, запечатанном акцизной маркой благорасположения официальных властей. И всё, религиозный фантазм готов – можно запускать его массовое производство (что в эру Интернета сделать запросто).
Так и строилось всё объёмное здание христианско-православной мифологии. Я семиотик, для меня «миф» - не «ложь». Миф – это установка, в которую верят и не критикуют. Миф – это то, что принимается большинством некритично. В основе любого мифа непременно присутствует зерно истины. Но в данный момент я обращаю внимание на толстую кожу выдумки, лжи, ошибок, правдоподобия и заблуждения, окружающую косточку правды. Когда трудно в чём-то разобраться, надо вернуться к началу. И старейшая виденная мной церковь помогла мне на трудном поприще саркастической христианопатии.
Хотя вообще-то это была пещера Крубера-Воронина, самая глубокая в мире. Но гораздо благочестивее направлять помыслы не к низу, а ввысь, как учил Авва Дорофей... ))

Ладно, вернёмся к общедоступной святости. Возле храма она представлена двумя святынями: пластиковой бочкой со святой водой и бюстом Ленина. Судя по всему, обе вещи реально бессмертны:





Кусочек принцева замка или санатория:



Сама Гагра. Первое фото - специально для сахалинцев:







Сюда причаливает морской транспорт из Сочи:



Гагринский пляж:





Ещё замок принца, вид с причала (объект зависти для новорусской клептократии):

















Парк принца Ольденбургского:



Когда-то море облизывало эту набережную:



Потом море и аристократия отступили, наступла охлократия, затем - клептократия. И россиянский саложирокомбинат прогресает свой целлюлит на том месте, где было море. Символично...







Зооуголок. Расчёт на киндероцентризм современной публики парка оказывается выгоднее, чем верность историческому предназначению этого когда-то одухотворённого ландшафта:













Вот оно, вот оно:





















Шикарные руины изысканных кабинок для переодевания:





Руины парка соперничают по стильности разрухи с растительностью, старающейся вернуть сквер в первобытное состояние:





Сегодняшний график дел:





Культурная программа:



«Визитная карточка» Гагры – Колоннада, около которой происходили решающие действия в триллере «Зимний вечер в Гаграх». Колоннада – сплав кавказского стиля и ампира, один из самых удачных:











Дальше следуют виды разных уголков Гагры, отражающих разные эпохи, разные степени разрухи:



Театр:











Недостроеный гигантский туристический центр:







Просто улица:













Осколки прошлого, совкового стиля:







Эвкалипты – моя самая большая любовь в Абхазии. Этим чудо-деревом, которым купец Игумнов создал нынешнее государство «Абхазия», в Гагре обсажена главная (и в общем-то единственная) улица. Невыразимый аромат до середины лета встречает пешеходов, замедляет их шаг, путает мысли…







Абхазия также славилась вычурностью и неповтормостью своих автобусных остановок:





Особая гордость Гагры – руины советских санаториев. В них можно с любовью наблюдать, как природа возвращает себе своё, обращая в ничто тщету человеческого ума:





























Кусочек современности. Должны же и богачи где-то жить!









А это уже из 1980-х:



Завершу фотографией типичной гагринской окраины. Сюда я попал, как только приехал впервые в непризнанную республику. В этом фото – вся суть абхазской ментальности (sapienti sat!):



Несомненно, критичный читатель, я не отразил очень многих сторон гагринской действительности. Мне это стоило труда: я ведь очеркист, а очеркист всегда принципиально поверхностен, однобок и субъективен. Поэтому фото и комментарии подобраны так, чтобы никоим образом не создать в твоём уме цельную и достоверную картину города-курорта, реальной столицы гордой горной страны. Всё здесь прерывисто, легкомысленно и непонятно. Зачем же тогда этот очерк был написан? Естественно, только для одной цели – для моей самореализации как очеркиста.

Не приезжайте в Гагру и в Абхазию: здесь всё дорого, неудобно, примитивно, претенциозно, а дети беспрерывно дрищут. Море отличное, но пограничники скоро будут впускать, замеряя штангенциркулем толщину твоего кошелька. А абхазы никогда не будут говорить тебе «пожалуйста», всем своим видом стараясь показать, что ты для них – не клиент, а незваный гость.
Но если тебе охота пошлёпать в кроксах по бывшим аллеям аристократического парка, окунуть в голубые и тёплые воды целлюлитную задницу, опрометчиво подчёркнутую стрингами, сожрать в шашлы́чке сомнительную форель под визги местного шансона (русскоязычного!), запив её ещё более сомнительным винным напитком, пожить в комнатушке, возможно, отобранной нынешним хозяином у нехорошего грузина, стремительно и бессмысленно объехать все экскурсионные маршруты – тогда Абхазия воистину для тебя. А Гагра – сердцевина и средоточие именно такой Абхазии – приятной и понятной современному потребителю.

Profile

bratya_zabaday
bratya_zabaday

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner